Как становятся ворами в законе

неизвестно

неизвестно

Поиск по дневнику

Подписка по e-mail

Интересы

Постоянные читатели

Сообщества

Статистика

Содержание

Как становятся ворами в законе»?

Среда, 28 Октября 2009 г. 20:38 + в цитатник


Мы живем в мире япончиков, тайванчиков и дедов хасанов. Что они сделают с Россией? Возобновят ли «воры в законе» кровавые разборки, как в «лихие 90-е», или вымрут как класс?

Недавняя смерть одного из лидеров криминального мира «вора в законе» Япончика всколыхнула российское общество. СМИ наперебой заговорили о грядущей гангстерской войне. Правоохранительные органы в очередной раз не смогли раскрыть резонансное преступление, а президент внёс предложение ужесточить наказание для глав преступных сообществ. Чего теперь ждать?

Откуда они взялись?

«Хотя уголовные традиции на Руси уходят корнями в Средние века, такое явление, как «воры в законе», появилось в нашей стране в 30-е гг. прошлого века, — рассказывает депутат Госдумы, генерал милиции в отставке Александр Гуров. — Большевики отменили в отношении уголовников смертную казнь, а самым строгим видом наказания для них сделали 5 лет лишения свободы. Причём за кражу, если подсудимый оказывался безработным, малоимущим и сиротой без родственников, назначали минимальный срок в один год. Вскоре в местах лишения свободы скопилось огромное количество воров. Из этой массы выделилась особая категория, называвшая себя «ворами в законе». Большая часть которых — около 80% — на самом деле принадлежала к считавшейся ранее «низшей касте» — карманникам, а остальные вообще были похитителями белья по чердакам. От прочих заключённых их отличало наличие большого опыта пребывания в лагерях и тюрьмах. Таким образом, власть невольно дала толчок созданию нового кодекса криминального поведения — воровского закона. Всего «законников» в те годы насчитывалось около 3 тысяч».

По словам Александра Гурова, миф о бессмертности и непрерываемой преемственности традиции российских «воров в законе» на самом деле не выдерживает критики. В 50-х гг. XX века государство начало целенаправленную борьбу с этим явлением и быстро практически полностью его ликвидировало. Для «воров в законе» в Пермском крае был создан специальный лагерь, куда помещали заключённых строго этой категории и вынуждали — голодом, карцерами и угрозой отправки на Крайний Север — отказываться от своего статуса. И после нескольких бунтов и недолгого сопротивления многие «законники» начали давать подписки об отречении от «короны». И к 60-м гг. «воры в законе» как категория перестали существовать.

«Корона» как бренд

«К 80-му году уже существовало разделение территории Советского Союза на зоны влияния, — вспоминает Гуров. — Вернувшиеся из небытия «законники» начали восстанавливать свои позиции в преступной среде и взаимодействовать с другими криминальными профессиями. В то время появились организованные преступные группировки, в которые входили бандиты, занимавшиеся рэкетом. Одной из них верховодил лидер по прозвищу Монгол. Есть сведения, что на него работал молодой Слава Иваньков — Япончик. Именно эта банда первой в Союзе начала применять в качестве «детектора лжи» раскалённый утюг. Сейчас многие СМИ и «знающие» адвокаты утверждают, будто Япончик получил свою кличку за то, что достиг серьёзных результатов в занятиях восточными единоборствами. На самом деле так его стали называть за небольшой рост и раскосые глаза. По той же причине своё прозвище получил и Тайванчик-Тохтахунов, который, кстати, год сидел по статье «бродяжничество».

В 80-е гг. в стране появились так называемые цеховики — подпольные производители дефицитных товаров. И сразу же к ним начали проявлять интерес представители криминала, начавшие контролировать теневой бизнес, приносивший баснословные доходы. И тогда разбогатевшие уголовники начали приобретать «корону» как символ лидерства за деньги. На смену заработанному в лагерях рангу «вора в законе» пришёл одноимённый бренд. В 1991 г. на учёте в советской милиции находилось около 800 «законников». К перестройке институт «воров в законе» подошёл уже в новом качестве. От старых традиций остались в основном название и пафос.

«Авторитеты» на тусовке

Имена сегодняшних лидеров преступного мира хорошо известны широкой публике. За коллизиями жизни япончиков, тайванчиков и дедов хасанов

миллионы людей следят так же внимательно, как за судьбами героев любимых телесериалов. «Сегодня на территории России активно действует примерно одна тысяча воров в законе, — полагает Гуров. — Всего существует три основные ветви: неопределившиеся воры различных национальностей, славянская группировка и доминирующее среди прочих сванское сообщество, в которое входят граждане Грузии, высланные из страны по приказу руководителей этого государства». Российская милиция регулярно накрывает многочисленные сходки, задерживая десятки криминальных авторитетов. Однако спустя несколько дней подавляющее большинство из них выходит на свободу.

«Все понимают, что, если перед правоохранительными органами стоит задача посадить человека, — его посадят, — рассказывает член Совета Федерации, генерал милиции в отставке Асламбек Аслаханов. — Найдут при обыске несколько патронов или наркотики. И никто из правозащитников не заступится за лидера криминала просто потому, что вор должен сидеть в тюрьме. Однако многие криминальные авторитеты, которым приписывают весьма серьёзные злодеяния и называют лидерами преступных групп, не только остаются на свободе, но и систематически появляются на светских тусовках. Могу предположить несколько причин: или такой человек выполняет определённую функцию, к примеру, сдерживает на своём участке отморозков, или он участвует в совместном коррупционном бизнесе с представителями власти, или помогает правоохранительным органам информацией. Некоторые воры пользуются покровительством милиционеров и при их помощи борются с конкурентами. Однако, по моему мнению, основная проблема организованной преступности в России сегодня не в «ворах в законе» и криминальных лидерах. Это лишь вершина айсберга. Главная беда — в проворовавшихся чиновниках и нечистоплотных работниках силовых ведомств. Бандитов они используют в своих целях — для устрашения коммерсантов или в силовых акциях по «отжиманию» заводов, земель и других объектов. По-настоящему крупные преступления, вроде рейдерских захватов, совершаются «белыми воротничками» — экономистами, юристами и нотариусами, оформляющими бумаги».

Специалисты утверждают, что сегодня организованная преступность уходит из мегаполисов в регионы. Это вызвано перераспределением финансовых потоков по стране. К примеру, как только у администрации какого-либо города или области появляются коррупционные доходы, тут же рядом возникают криминальные авторитеты, вымогающие эти средства.

Убирать по звену

Возможно, эффективно бороться с лидерами криминального мира поможет ужесточение законодательства. «210-я статья УК РФ («Организация преступного сообщества») до последнего времени практически не позволяла привлечь к ответственности лидеров ОПС, — объяснил нам депутат Александр Гуров. — Максимум — мы могли выбить промежуточные звенья, но криминалитет быстро восстанавливал такую брешь. Предложенные Президентом России Дмитрием Медведевым изменения должны дать возможность наказать высших криминальных иерархов и лиц, координирующих противозаконную деятельность. В этом документе есть серьёзные нововведения, в том числе и с точки зрения формулировок. Однако, на мой взгляд, этого не стоит бояться». Хорошо бы ещё, чтобы неотвратимость наказания почувствовали на себе и проворовавшиеся чиновники, создающие «питательную среду» для криминала, а также коррумпированные сотрудники правоохранительных органов, покрывающие и использующие криминальных «авторитетов».

Кодекс «вора в законе»

Согласно своду правил «вор в законе» обязан жить только преступным промыслом, не пятная себя работой, не вступать ни в какие отношения с официальной властью, не заводить семью, вербовать новых «пацанов» — молодых воров, отдававших в общак значительную часть своей добычи, и т. д. О получении титула свидетельствует наличие наколок (татуировок), которые могут наносить только «законники». К примеру, «Не забуду мать родную», многими принимаемая за романтичную память о семье, на самом деле означает верность «матери» — воровской среде. Короновать человека может лишь сходка «законников». Претендент должен отбыть в местах лишения свободы несколько сроков, иметь авторитет среди уголовников и рекомендации нескольких лиц, уже имевших статус «вора в законе». Получив «корону», вор становится хранителем общака и получает право судейства в спорах между уголовниками.

Автор: Георгий Александров

Статья из номера: АИФ №44 от 28 октября 2009 г.

Как становятся ворами в законе

Условности, необходимые для обретения самого высокого в преступной среде статуса, предельно четко прописаны в воровском кодексе, их много. Однако в последнее время авторитет «правильных» воров в законе часто оказывается подмочен так называемыми «апельсинами» – мнимыми, с точки зрения воровских понятий, «законниками», купившими себе этот «высший чин» за деньги.

Что нужно сделать для «коронации»

Претендент на «коронование» в воры в законе, прежде всего, должен быть человеком заслуженным и авторитетным в профессиональной воровской среде. Случаи, когда воровской статус присваивался на сходке других воров в законе «необстрелянному» сидельцу, довольно редки и для этой процедуры нехарактерны.
Вор в законе – это не просто статус, а образ жизни преступника. В первую очередь, он должен постоянно пребывать в «отрицалове» по отношению ко всему, что не соотносится с воровскими понятиями.

Для вора в законе не существует норм и правил, которыми руководствуется обычный гражданин. Один из главных постулатов «законника» – никогда не вступать ни в какие сношения с государством.

Институт «сук», появившийся после Великой Отечественной войны, существенно пошатнул незыблемые прежде воровские понятия – по тюремному закону, авторитету западло принимать участие даже в таком, благом, с точки зрения здравого смыла, деле, как кампания по освобождению отечества от внешнего врага: «замаравшийся» в этом вор считается «ссучившимся», потому как принял чужие правила игры.

Для кандидата в воры важно много чего не делать, чтобы заслужить «корону» – в сущности, он должен встать на воровской путь еще «по малолетке», потому что, к примеру, воинский билет считается для воровского «абитуриента» волчьим: преступник, служивший в армии, а значит, прогнувшийся под государство, воровского звания не достоин априори. Бывали случаи, когда скрывших свое армейское прошлое «законников» «раскороновывали».

Вор в законе «в чистом виде» – это волк-одиночка. Ни семьи, ни постоянных связей с женщинами. Кроме того, это человек-кремень – властный, волевой, решительный, с солидным криминальным опытом и задатками организаторских способностей. «Законнику» ведь в перспективе придется «решать вопросы», работать с людьми, а для этого мямли вроде карманника Кирпича из фильма «Место встречи изменить нельзя», не годятся, будь они даже суперловкими «щипачами» или «медвежатниками».

Зато подходят типажи, напоминающие Ручечника из того же фильма и тоже карманника. Ручников в кино – классический вор в законе, «и дружков своих не продавал», для него «лучше в клифту лагерном», чем дать показания Жеглову. Евгений Евстигнеев сыграл прожженного «законника», имевшего за плечами не одну ходку в лагеря.

Сколько стоит воровской статус

В 90-х годах воровские понятия претерпели серьезную редактуру – в России и странах постсоветского пространства начали появляться так называемые «апельсины» – воры в законе, купившие статус за деньги. Суммы назывались немалые – от несколько сотен тысяч до миллионов долларов. Преступный мир раскололся на тех, кто выступал за вмешательство воров в бизнес и политику и консерваторов.

Это брожение началось еще раньше, в 70 – 80-е годы. Легенда воровского мира Вася-Бриллиант (Василий Бабушкин) пытался отстаивать «старую школу» воров в законе, доказывая, что любое вмешательство в общественную жизнь и участие в ней, пусть даже с преступными целями, по понятиям западло.
Тем не менее, современные воры в законе зачастую вовсе не бессеребренники, как это было принято ранее – у них имеются шикарные особняки, дорогие автомобили и яхты, недвижимость за границей. Особенно полюбился воровской статус почему-то грузинам – среди выходцев из этой страны, пожалуй, самое большое количество воров в законе, пребывающих в России.

Впрочем, такая «плотность на душу российского населения» объясняется еще и тем, что на родине грузинских «апельсинов» принят закон, по которому вора в законе сажают в тюрьму за саму принадлежность к статусу (дают до 10 лет). «Законник», если его спросить, кто он по жизни, не вправе смолчать или тем более соврать (это считается западло). А с учетом того, что все авторитеты у правоохранителей «на карандаше» и их перемещения отслуживаются, «закрыть» вора в законе в Грузии – дело считанных минут.

Криминальная Россия: как стать вором в законе

Мы живем в мире япончиков, тайванчиков и дедов хасанов. Что они сделают с Россией? Возобновят ли «воры в законе» кровавые разборки.

Недавняя смерть одного из лидеров криминального мира «вора в законе» Япончика всколыхнула российское общество. СМИ наперебой заговорили о грядущей гангстерской войне. Правоохранительные органы в очередной раз не смогли раскрыть резонансное преступление, а президент внёс предложение ужесточить наказание для глав преступных сообществ. Чего теперь ждать?

Откуда они взялись?

«Хотя уголовные традиции на Руси уходят корнями в Средние века, такое явление, как «воры в законе», появилось в нашей стране в 30-е гг. прошлого века, — рассказывает депутат Госдумы, генерал милиции в отставке Александр Гуров. — Большевики отменили в отношении уголовников смертную казнь, а самым строгим видом наказания для них сделали 5 лет лишения свободы. Причём за кражу, если подсудимый оказывался безработным, малоимущим и сиротой без родственников, назначали минимальный срок в один год. Вскоре в местах лишения свободы скопилось огромное количество воров. Из этой массы выделилась особая категория, называвшая себя «ворами в законе». Большая часть которых — около 80% — на самом деле принадлежала к считавшейся ранее «низшей касте» — карманникам, а остальные вообще были похитителями белья по чердакам. От прочих заключённых их отличало наличие большого опыта пребывания в лагерях и тюрьмах. Таким образом, власть невольно дала толчок созданию нового кодекса криминального поведения — воровского закона. Всего «законников» в те годы насчитывалось около 3 тысяч».

По словам Александра Гурова, миф о бессмертности и непрерываемой преемственности традиции российских «воров в законе» на самом деле не выдерживает критики. В 50-х гг. XX века государство начало целенаправленную борьбу с этим явлением и быстро практически полностью его ликвидировало. Для «воров в законе» в Пермском крае был создан специальный лагерь, куда помещали заключённых строго этой категории и вынуждали — голодом, карцерами и угрозой отправки на Крайний Север — отказываться от своего статуса. И после нескольких бунтов и недолгого сопротивления многие «законники» начали давать подписки об отречении от «короны». И к 60-м гг. «воры в законе» как категория перестали существовать.

Это интересно:  Зона санитарной охраны скважины для питьевой воды

«Корона» как бренд

«К 80-му году уже существовало разделение территории Советского Союза на зоны влияния, — вспоминает Гуров. — Вернувшиеся из небытия «законники» начали восстанавливать свои позиции в преступной среде и взаимодействовать с другими криминальными профессиями. В то время появились организованные преступные группировки, в которые входили бандиты, занимавшиеся рэкетом. Одной из них верховодил лидер по прозвищу Монгол. Есть сведения, что на него работал молодой Слава Иваньков — Япончик. Именно эта банда первой в Союзе начала применять в качестве «детектора лжи» раскалённый утюг. Сейчас многие СМИ и «знающие» адвокаты утверждают, будто Япончик получил свою кличку за то, что достиг серьёзных результатов в занятиях восточными единоборствами. На самом деле так его стали называть за небольшой рост и раскосые глаза. По той же причине своё прозвище получил и Тайванчик-Тохтахунов, который, кстати, год сидел по статье «бродяжничество».

В 80-е гг. в стране появились так называемые цеховики — подпольные производители дефицитных товаров. И сразу же к ним начали проявлять интерес представители криминала, начавшие контролировать теневой бизнес, приносивший баснословные доходы. И тогда разбогатевшие уголовники начали приобретать «корону» как символ лидерства за деньги. На смену заработанному в лагерях рангу «вора в законе» пришёл одноимённый бренд. В 1991 г. на учёте в советской милиции находилось около 800 «законников». К перестройке институт «воров в законе» подошёл уже в новом качестве. От старых традиций остались в основном название и пафос.

«Авторитеты» на тусовке

Имена сегодняшних лидеров преступного мира хорошо известны широкой публике. За коллизиями жизни япончиков, тайванчиков и дедов хасанов миллионы людей следят так же внимательно, как за судьбами героев любимых телесериалов. «Сегодня на территории России активно действует примерно одна тысяча воров в законе, — полагает Гуров. — Всего существует три основные ветви: неопределившиеся воры различных национальностей, славянская группировка и доминирующее среди прочих сванское сообщество, в которое входят граждане Грузии, высланные из страны по приказу руководителей этого государства». Российская милиция регулярно накрывает многочисленные сходки, задерживая десятки криминальных авторитетов. Однако спустя несколько дней подавляющее большинство из них выходит на свободу.

«Все понимают, что, если перед правоохранительными органами стоит задача посадить человека, — его посадят, — рассказывает член Совета Федерации, генерал милиции в отставке Асламбек Аслаханов. — Найдут при обыске несколько патронов или наркотики. И никто из правозащитников не заступится за лидера криминала просто потому, что вор должен сидеть в тюрьме. Однако многие криминальные авторитеты, которым приписывают весьма серьёзные злодеяния и называют лидерами преступных групп, не только остаются на свободе, но и систематически появляются на светских тусовках. Могу предположить несколько причин: или такой человек выполняет определённую функцию, к примеру, сдерживает на своём участке отморозков, или он участвует в совместном коррупционном бизнесе с представителями власти, или помогает правоохранительным органам информацией. Некоторые воры пользуются покровительством милиционеров и при их помощи борются с конкурентами. Однако, по моему мнению, основная проблема организованной преступности в России сегодня не в «ворах в законе» и криминальных лидерах. Это лишь вершина айсберга. Главная беда — в проворовавшихся чиновниках и нечистоплотных работниках силовых ведомств. Бандитов они используют в своих целях — для устрашения коммерсантов или в силовых акциях по «отжиманию» заводов, земель и других объектов. По-настоящему крупные преступления, вроде рейдерских захватов, совершаются «белыми воротничками» — экономистами, юристами и нотариусами, оформляющими бумаги».

Специалисты утверждают, что сегодня организованная преступность уходит из мегаполисов в регионы. Это вызвано перераспределением финансовых потоков по стране. К примеру, как только у администрации какого-либо города или области появляются коррупционные доходы, тут же рядом возникают криминальные авторитеты, вымогающие эти средства.

Убирать по звену

Возможно, эффективно бороться с лидерами криминального мира поможет ужесточение законодательства. «210-я статья УК РФ («Организация преступного сообщества») до последнего времени практически не позволяла привлечь к ответственности лидеров ОПС, — объяснил нам депутат Александр Гуров. — Максимум — мы могли выбить промежуточные звенья, но криминалитет быстро восстанавливал такую брешь. Предложенные Президентом России Дмитрием Медведевым изменения должны дать возможность наказать высших криминальных иерархов и лиц, координирующих противозаконную деятельность. В этом документе есть серьёзные нововведения, в том числе и с точки зрения формулировок. Однако, на мой взгляд, этого не стоит бояться». Хорошо бы ещё, чтобы неотвратимость наказания почувствовали на себе и проворовавшиеся чиновники, создающие «питательную среду» для криминала, а также коррумпированные сотрудники правоохранительных органов, покрывающие и использующие криминальных «авторитетов».

Кодекс «вора в законе»

Согласно своду правил «вор в законе» обязан жить только преступным промыслом, не пятная себя работой, не вступать ни в какие отношения с официальной властью, не заводить семью, вербовать новых «пацанов» — молодых воров, отдававших в общак значительную часть своей добычи, и т. д. О получении титула свидетельствует наличие наколок (татуировок), которые могут наносить только «законники». К примеру, «Не забуду мать родную», многими принимаемая за романтичную память о семье, на самом деле означает верность «матери» — воровской среде. Короновать человека может лишь сходка «законников».

Претендент должен отбыть в местах лишения свободы несколько сроков, иметь авторитет среди уголовников и рекомендации нескольких лиц, уже имевших статус «вора в законе». Получив «корону», вор становится хранителем общака и получает право судейства в спорах между уголовниками.

Кто становится вором в законе. Как становятся ворами в законе. Что нужно сделать для «коронации»

Недавняя смерть одного из лидеров криминального мира «вора в законе» Япончика всколыхнула российское общество. СМИ наперебой заговорили о грядущей гангстерской войне. Правоохранительные органы в очередной раз не смогли раскрыть резонансное преступление, а президент внёс предложение ужесточить наказание для глав преступных сообществ. Чего теперь ждать?

Откуда они взялись?

«Хотя уголовные традиции на Руси уходят корнями в Средние века, такое явление, как «воры в законе», появилось в нашей стране в 30-е гг. прошлого века, — рассказывает депутат Госдумы, генерал милиции в отставке Александр Гуров. — Большевики отменили в отношении уголовников смертную казнь, а самым строгим видом наказания для них сделали 5 лет лишения свободы. Причём за кражу, если подсудимый оказывался безработным, малоимущим и сиротой без родственников, назначали минимальный срок в один год. Вскоре в местах лишения свободы скопилось огромное количество воров. Из этой массы выделилась особая категория, называвшая себя «ворами в законе». Большая часть которых — около 80% — на самом деле принадлежала к считавшейся ранее «низшей касте» — карманникам, а остальные вообще были похитителями белья по чердакам. От прочих заключённых их отличало наличие большого опыта пребывания в лагерях и тюрьмах. Таким образом, власть невольно дала толчок созданию нового кодекса криминального поведения — воровского закона. Всего «законников» в те годы насчитывалось около 3 тысяч».

По словам Александра Гурова, миф о бессмертности и непрерываемой преемственности традиции российских «воров в законе» на самом деле не выдерживает критики. В 50-х гг. XX века государство начало целенаправленную борьбу с этим явлением и быстро практически полностью его ликвидировало. Для «воров в законе» в Пермском крае был создан специальный лагерь, куда помещали заключённых строго этой категории и вынуждали — голодом, карцерами и угрозой отправки на Крайний Север — отказываться от своего статуса. И после нескольких бунтов и недолгого сопротивления многие «законники» начали давать подписки об отречении от «короны». И к 60-м гг. «воры в законе» как категория перестали существовать.

«Корона» как бренд

«К 80-му году уже существовало разделение территории Советского Союза на зоны влияния, — вспоминает Гуров. — Вернувшиеся из небытия «законники» начали восстанавливать свои позиции в преступной среде и взаимодействовать с другими криминальными профессиями. В то время появились организованные преступные группировки, в которые входили бандиты, занимавшиеся рэкетом. Одной из них верховодил лидер по прозвищу Монгол. Есть сведения, что на него работал молодой Слава Иваньков — Япончик. Именно эта банда первой в Союзе начала применять в качестве «детектора лжи» раскалённый утюг. Сейчас многие СМИ и «знающие» адвокаты утверждают, будто Япончик получил свою кличку за то, что достиг серьёзных результатов в занятиях восточными единоборствами. На самом деле так его стали называть за небольшой рост и раскосые глаза. По той же причине своё прозвище получил и Тайванчик-Тохтахунов, который, кстати, год сидел по статье «бродяжничество».

В 80-е гг. в стране появились так называемые цеховики — подпольные производители дефицитных товаров. И сразу же к ним начали проявлять интерес представители криминала, начавшие контролировать теневой бизнес, приносивший баснословные доходы. И тогда разбогатевшие уголовники начали приобретать «корону» как символ лидерства за деньги. На смену заработанному в лагерях рангу «вора в законе» пришёл одноимённый бренд. В 1991 г. на учёте в советской милиции находилось около 800 «законников». К перестройке институт «воров в законе» подошёл уже в новом качестве. От старых традиций остались в основном название и пафос.

«Авторитеты» на тусовке

Имена сегодняшних лидеров преступного мира хорошо известны широкой публике. За коллизиями жизни япончиков, тайванчиков и дедов хасанов миллионы людей следят так же внимательно, как за судьбами героев любимых телесериалов. «Сегодня на территории России активно действует примерно одна тысяча воров в законе, — полагает Гуров. — Всего существует три основные ветви: неопределившиеся воры различных национальностей, славянская группировка и доминирующее среди прочих сванское сообщество, в которое входят граждане Грузии, высланные из страны по приказу руководителей этого государства». Российская милиция регулярно накрывает многочисленные сходки, задерживая десятки криминальных авторитетов. Однако спустя несколько дней подавляющее большинство из них выходит на свободу.

«Все понимают, что, если перед правоохранительными органами стоит задача посадить человека, — его посадят, — рассказывает член Совета Федерации, генерал милиции в отставке Асламбек Аслаханов. — Найдут при обыске несколько патронов или наркотики. И никто из правозащитников не заступится за лидера криминала просто потому, что вор должен сидеть в тюрьме. Однако многие криминальные авторитеты, которым приписывают весьма серьёзные злодеяния и называют лидерами преступных групп, не только остаются на свободе, но и систематически появляются на светских тусовках. Могу предположить несколько причин: или такой человек выполняет определённую функцию, к примеру, сдерживает на своём участке отморозков, или он участвует в совместном коррупционном бизнесе с представителями власти, или помогает правоохранительным органам информацией. Некоторые воры пользуются покровительством милиционеров и при их помощи борются с конкурентами. Однако, по моему мнению, основная проблема организованной преступности в России сегодня не в «ворах в законе» и криминальных лидерах. Это лишь вершина айсберга. Главная беда — в проворовавшихся чиновниках и нечистоплотных работниках силовых ведомств. Бандитов они используют в своих целях — для устрашения коммерсантов или в силовых акциях по «отжиманию» заводов, земель и других объектов. По-настоящему крупные преступления, вроде рейдерских захватов, совершаются «белыми воротничками» — экономистами, юристами и нотариусами, оформляющими бумаги».

Специалисты утверждают, что сегодня организованная преступность уходит из мегаполисов в регионы. Это вызвано перераспределением финансовых потоков по стране. К примеру, как только у администрации какого-либо города или области появляются коррупционные доходы, тут же рядом возникают криминальные авторитеты, вымогающие эти средства.

Убирать по звену

Возможно, эффективно бороться с лидерами криминального мира поможет ужесточение законодательства. «210-я статья УК РФ («Организация преступного сообщества») до последнего времени практически не позволяла привлечь к ответственности лидеров ОПС, — объяснил нам депутат Александр Гуров. — Максимум — мы могли выбить промежуточные звенья, но криминалитет быстро восстанавливал такую брешь. Предложенные Президентом России Дмитрием Медведевым изменения должны дать возможность наказать высших криминальных иерархов и лиц, координирующих противозаконную деятельность. В этом документе есть серьёзные нововведения, в том числе и с точки зрения формулировок. Однако, на мой взгляд, этого не стоит бояться». Хорошо бы ещё, чтобы неотвратимость наказания почувствовали на себе и проворовавшиеся чиновники, создающие «питательную среду» для криминала, а также коррумпированные сотрудники правоохранительных органов, покрывающие и использующие криминальных «авторитетов».

Кодекс «вора в законе»

Согласно своду правил «вор в законе» обязан жить только преступным промыслом, не пятная себя работой, не вступать ни в какие отношения с официальной властью, не заводить семью, вербовать новых «пацанов» — молодых воров, отдававших в общак значительную часть своей добычи, и т. д. О получении титула свидетельствует наличие наколок (татуировок), которые могут наносить только «законники». К примеру, «Не забуду мать родную», многими принимаемая за романтичную память о семье, на самом деле означает верность «матери» — воровской среде. Короновать человека может лишь сходка «законников».

Претендент должен отбыть в местах лишения свободы несколько сроков, иметь авторитет среди уголовников и рекомендации нескольких лиц, уже имевших статус «вора в законе». Получив «корону», вор становится хранителем общака и получает право судейства в спорах между уголовниками.

Многих наверное интересует как воры в законе становятся ворами в законе . Не путь их криминальной биографии , а именно сам процесс коронации . Как коронуют воров в законе остается тайной за семью печатями. Даже казалось бы в интернете, где есть все, ничего не найдешь о том, как происходит коронация . Воры в законе умеют хранить свои тайны. И что интересно, нет в интернете даже умников, которые высказали бы свои версии процесса коронации . Это правильно. К тому же что значит вор в законе? И это до конца не понимают простые обыватели.

Беря интервью у известного вора в законе , я тоже задал между прочим этот каверзный вопрос:

Как коронуют воров в законе ? Как происходит процесс коронации ?

Вор в законе как-то надменно ухмыльнулся:

— Думаешь один такой? Все, кто из вашего простого мира, часто хотят узнать процесс коронации . Но это навсегда останется тайной от простых людей. Хоть уркаганов и около 1000 человек, никто из них не болтлив, тем более об этом священном для каждого вора в законе процессе.

— У вас что-то наподобие закона молчания?

— Нет, не в этом дело. Закон молчания это у итальянской мафии , придуманные киношниками и публицистами. Как она там, Омерта? Нет никакого закона. Просто народ мы не болтливый. Зачем каждому знать процесс коронации воров ? Если каждый будет это знать, то и воров у нас станет раз в 10 больше! — смеется.

Это интересно:  Личный кабинет военного служащего

— Ну хоть немного приоткрыть завесу тайны можно? Есть ли в коронации что-то общее с принятиям у итальянских донов , криминальных авторитетов в свою семью?

— Типа разрезания ладони? Я могу только сказать то, что в последние 10 лет процесс коронации несколько изменился. Несколько упростился. А так, как короновали воров в 30 годы, так до сих пор и коронуют по одному и тому же сценарию. Единственное различие, что раньше только на тюрьме короновали , а сейчас и на воле тоже.

— А сейчас легче получить статус вора в законе ?

— В каком смысле? Есть мандарины, апельсины, коронованные за лавэ (деньги — авт.). Но истинный законник никогда не считает апельсина за вора в законе . Тут сразу же ошибка коронации — за деньги нельзя короновать . Надо, чтобы у человека был авторитет в криминальном мире . Чтобы за ним и бригады шли, и воры уважали. Только из такого может получиться настоящий идейный вор в законе . А апельсины только для простого люда в авторитете ходят. Для идейного вора , такой босяк не законник . Они никогда не имели равные с нами голоса. На сходняки апельсинов не приглашают, если собираются на толковище настоящие воры .

— То есть, коронованные за деньги не имеют того уважения в криминальном мире ?

— Их терпеть не могут! Еще Япончик был против этого.

— А почему бы вам, идейным ворам в законе , не решить на воровском сходняке вопрос насчет апельсинов? Запретить их короновать ?

— Если бы все было так просто. Нет единого смотрящего по ворам в законе . Если бы был такой человек, то можно было бы решать любые вопросы. А так соберутся 5 воров , возьмут у авторитета деньги, а потом и объявляют всем, что этот авторитет отныне вор в законе . Хотя некоторые этого авторитета и в глаза не видели.

— Это получается же не по понятиям?

— Из-за этого и считают таких скороспелых не ворами . Для апельсинов, эта мнимая коронация , подсластить свое самолюбие. Уже на следующий день он козыряет, мол я теперь вор в законе . Но идейному вору , апельсин никогда не будет ничего подобного говорить. Не по понятиям козырять своим криминальным статусом . Настоящий вор такого апельсина сразу подвешает. И никакого спроса от воровского сходняка не будет. Так что, зря простые люди считают таких скороспелок ворами в законе . Этот статус им дали за деньги, правда не сказав о том, что коронация пройдет не по понятиям, с нарушением воровских традиций . Хотя они прекрасно и сами знают об этом.

— А я к примеру, могу купить статус вора в законе ?

— Если только на пару часов. И то, без права выхода в народ. Пару часов почувствуешь себя вором в законе , потом раскоронуем .

— Но ведь апельсинов не раскороновывают ?

— А зачем их раскороновывать, если они коронованны не по воровским правилам? Он не вор в законе .

— Есть несколько авторитетных людей. И за зонами смотрели, и на положении были. У некоторых свои подконтрольные группировки . Авторитет людей высок. Но вот, принять воровскую корону не желают.

— Да потому что обязанностей много появляется к воровскому миру. Там подогреть кого-то надо, там компания освободилась, принять, отогреть, пристроить надо. Они не хотят завязываться напрямую с ворами. Там отвечать придется за каждый малейший проступок перед сходняком . Какие бы ни были сейчас времена, а воровские законы некоторые все-таки еще актуальны.

Кто такие воры в законе? Это таинственная и опасная организация, известная не только среди стран бывшего Советского Союза, но и по всему миру. Но как стать её членом? Что такое коронация вора в законе?

История происхождения

Когда появилась подобная никто сказать не может. Сложно проследить даже, откуда взялось это словосочетание. Коронация вора в законе — это посвящение в тайный воровской орден, в элиту и лидеры криминального мира. После этого человек обязан отвечать за порядок в колониях и тюрьмах, формировать новых преступников, распоряжаться жизнью простых зеков. Первый «благородный бандит» и «отец» всех воров в законе — Мишка Япончик, легендарный «король Одессы», а также советский герой Гражданской войны. Подавляющее количество криминалистов считает, что воры как каста появились в тридцатые годы.

Как все начиналось

Как происходит коронация вора в законе? Эта традиция берет начало с давних времен. После войны преступный мир развивался и крепчал, пополнял свои ряды профессионалами-вожаками. была чрезвычайно жесткой. Коронация вора — дело ответственное, удостоиться такой чести мог далеко не каждый матерый уголовник. Вдобавок к распорядку дня зеков и режиму появился и так называемый «воровской устав», который запрещал многое. Нельзя было резать друг друга, душить, воровать у уголовников, отлынивать от работы и дебоширить. Убийство или оскорбление вора считались наиболее тяжелыми грехами. К концу шестидесятых годов после сложных процессов внутри государства и «воровского общества» осталось очень мало профессиональных преступников. О них забыли почти до восьмидесятых.

Общак

Что это такое? Коронация вора в законе, помимо всего прочего, приобщала нового члена к хранению так называемого «общака» — воровской кассы. Из нее «грели» (то есть поддерживали) СИЗО, пересылки, больницы, карцеры, колонии и зоны. Данью были обложены все зеки, который расплачивались папиросами, деньгами, хлебом, спиртом. За общак несли ответственность воры лично — перед так называемым сходняком. Лишить жизнь «собрата» мог только равный «по званию», и только после справедливого суда сходняка.

Сколько же есть «королей преступного мира»?

На сегодня назвать количество воров в законе на территории бывшего Советского Союза очень сложно. Преступный мир умеет беречь тайны, сведения раздобыть можно только с помощью шпионажа, агентуры — оперативным путем. По данным Министерства Внутренних Дел, на 2007 год статус вора в законе имели менее двухсот человек в России, а с остальными странами СНГ это количество доходило до тысячи. В оперативных картотеках МВД и ФСБ есть информация о почти шести сотнях подобных людей: указаны их клички, фамилии, биографии, место обитания, криминальный рейтинг. Коронация новых воров в законе происходит нечасто — сложно соответствовать всем требованиям. В мае 2013 года Управление уголовного розыска Российской Федерации заявило, что в России на свободе находится 428 Еще сотня содержится в колониях и СИЗО РФ.

Ситуация в преступном мире на сегодняшний день

Коронация вора в законе сегодня довольно сильно отличается от той, что была в сороковых годах прошлого века. Современные «короли преступного мира» почти не придерживаются традиционных воровских обычаев: не иметь семьи, собственного жилья, предметов роскоши, богатства и бизнеса. От старых законов ничего не осталось. Многие специалисты утверждают, что «вор в законе» как авторитет утратил свое могущество и влияние. С этим можно не согласиться. Тюрьмы и зоны — кузница всевозможных кадров для преступного мира. И громадный котел, через который каждый год проходят десятки тысяч людей. Все они находятся под властью воровской элиты. Коронация вора в законе выделяет человека из этой общей массы и дает ему определенные новые обязанности. В зонах и тюрьмах такие люди имеют огромное влияние. Например, на похороны вора собираются самые разные люди — актеры, политики, журналисты, банкиры из разных стран (США, Израиль, страны Европы и так далее).

Какие сферы влияния составляют интерес для «воров в законе»?

На воле авторитеты заботятся о своем кадровом составе. Например, создают «воспитательные лагеря» для трудных подростков и беспризорников. Лидеры организованной преступности финансируют детские спортивные клубы и секции, тренажерные залы. Не только с целью подбора «новых кадров», но и для более лояльного отношения молодежи к авторитетам. Сферы влияния людей, которые прошли такой ритуал, как коронация вора в законе, остаются неизменными на протяжении длительного времени: это игорный бизнес, наркоторговля, автосервис, ресторанный и гостиничный бизнес, казино, драгоценные металлы. Иногда в этот список входит недвижимость и разный легальный бизнес. Активы «общаков» можно сравнить с активами наиболее крупных банков Российской Федерации.

Что нужно, чтобы стать «законником»?

Становление такого авторитета, как «вор в законе» — традиция. Коронация нового члена существовала еще в прошлом веке. Что нужно, чтобы таким стать? Как происходит коронация вора в законе? Мало быть просто авторитетом, чтить кодекс «вора». Пройти посвящение крайне сложно. Например, положенец (высокий чин в воровской иерархии) замахнулся на титул «законника». Как в этом случае будет происходить коронация вора в законе? Прежде всего необходимо получить поддержку от как минимум двух других криминальных авторитетов. Причем «стаж» поручителей — не менее пяти лет. Далее кандидат сообщает остальным ворам о своем намерении стать одним из них. По всем зонам и колониям, изоляторам рассылаются малявы, в которых сообщается, что такой-то человек с таким-то «погонялом» собирается стать «законником». Каждый, кто может сказать о кандидате что-либо нелицеприятное, порочащее воровскую честь, обязан сообщить об этом в ответной маляве. Могут вспомнить и грешки двадцатилетней давности.

Процесс инициации

Как говорилось выше, кандидат обязан быть «чистым» перед преступным обществом. Поводов для отказа в коронации может быть много — это и досрочное освобождение, и прощенное оскорбление, и сотрудничество с властями, и неоплаченный карточный долг и тому подобное. Если же общество признает, что кандидат достоин «короны», то назначается сама коронация. Провести ее могут и на зоне, и на свободе. Большим уважением и почетом пользуется процесс коронации в «местах, не столь отдаленных». Многие воры старой закалки считают, что присуждать такой высокий статус можно только на зоне. Как проходит коронация воров в законе? О самих деталях процесса известно мало. Скорее всего, воровская «корона» — это символ. В обязательном порядке дается клятва нового «вора в законе», который обязуется принять смерть за предательство, соблюдать воровские законы и так далее. Торжественно наносится татуировка: пробитое кинжалом сердце. Это означает «за измену — смерть». После коронации наносят и другие наколки, которые могут указать на законника: летящий орел с короной, звезды под ключицами или на плечах, крест с карточными мастями внутри.

Неожиданные случаи коронации

Воровской венец можно получить в любом возрасте — в 20, в 40 и в 60. Коронация вора в законе в последнее время стала даже заочной. Что самое интересное, были случаи, когда только что коронованный вор терял свой статус в тот же день. В начале девяностых прибавилось вопиющее «чудо» — возможность купить «корону» за деньги. Именно в то время мир криминала стал коммерциализироваться. Если раньше для достижения статуса «вор в законе» нужно было пройти суровую лагерную и тюремную школу, заслужить непререкаемый авторитет, то сейчас фактически любой может войти в элиту преступного мира за деньги (правда, за очень большие деньги). Наиболее популярно у лиц кавказской национальности.

Воры в законе — это специфическое для СССР (в дальнейшем для России и стран СНГ) преступное объединение, не имеющее аналогов в мировой криминальной практике, образовавшееся в 30-х годах XX века и характеризующееся наличием жёсткого кодекса криминальных традиций, а также исключительным уровнем закрытости и конспиративности. На уголовном жаргоне словом вор без уточнений обычно называется только вор в законе, а не любой совершивший кражу, как в литературном языке. Вор в законе трактуется как «представитель элиты преступного мира, хранитель преступных традиций».

Появление воров в законе относится к началу 1930-х годов, когда жёсткими репрессивными мерами была подавлена активность политической оппозиции и была усилена борьба с общеуголовной преступностью, которая возросла в связи с коллективизацией и последовавшим за ней голодом. Основной сплачивающей силой преступного мира стала тенденция неполитического противодействия и неподчинения власти, а его элитой стали «воры в законе», которые называли себя хранителями криминальных традиций дореволюционной России.

Воров в законе связывал особый кодекс поведения, обычаи и традиции, в число которых вошли полное неприятие общественных норм и правил, в том числе связанных с семьёй (вор в законе ни в коем случае не должен был иметь постоянных связей с женщинами) и не менее полный запрет на какое бы то ни было сотрудничество с государственными органами: как в форме участия в проводимых ими общественных мероприятиях, так и содействия судебно-следственным органам в расследовании преступлений.

В 1940-х годах эти традиции в конце концов привели к почти полному уничтожению этого преступного сообщества в исторической форме: во время Великой Отечественной войны многие из «воров в законе» ответили согласием на предложение властей вступить в ряды Красной Армии, чтобы защитить свою Родину от врага (так называемые «суки»). После победы над Германией они вернулись в лагеря, где между ними и «законниками», не отступившими от традиций преступной среды началась так называемая «сучья война», в результате которой обе стороны понесли крайне значительные потери.

В 1979 году в Кисловодске произошла встреча («сходка») криминальных лидеров («воров в законе») и нелегальных предпринимателей («цеховиков»). По результатам встречи была достигнута договорённость о выплате предпринимателями 10 % их доходов в обмен на безопасность.

Вор в законе — принятый в воровскую группировку, обязавшийся соблюдать воровские «законы», обычаи, традиции.

Правила воров в законе

Вора коронует сходка, она же и развенчивает провинившегося. Любая блатная санкция, вплоть до пощечины, проводится с ведома сходки. Вор не имеет права сам наказать вора. Он должен созвать сходку и предъявить санкцию. Прикрытием для сходок зачастую служат массовые мероприятия — свадьбы, юбилеи или похороны. Воровской сбор могут назначить и в лесу, но безопасней его вуалировать под официальный прием. Сходку назначают и в зоне. Раньше у воров была традиция собираться в тюремных больницах под видом пациентов. Лечебное учреждение выбиралось в зависимости от вопроса. Воров свозили то в городскую, то в областную, а порой и в республиканскую больницы. О «повестке дня» большинство воров не знает, расспрашивать же не принято: вор должен быть готовым ко всему, даже к самому худшему. На сходках обсуждается судьба общака, уголовная стратегия на ближайшее время, расправа над предателями, передел зон влияния, претенденты на корону. Все воры имеют одинаковый голос и пользуются равными правами. Если сорок лет назад сходку мог созвать любой из воров, то теперь она назначается общиной — группой из нескольких законников. Сходки бывают двух видов: местные и краевые. Все зависит от «повестки дня», от важности вопроса, который будет обсуждаться.

Это интересно:  Можно ли восстановить паспорт в мфц

Приговорить вора к смерти вправе лишь краевая сходка, а лишить воровского звания, может и местный. К блатным санкциям у воров подход особый. Провинившегося вора могут постигнуть три вида наказания.

Наказания вора в законе (Блатные санкции)

1) Пощёчина — её, как правило, дают за оскорбление. К тому же публично, во время сходки. Уклоняться или бить в ответ наказанный вор не смеет. Безобидная, на первый взгляд, кара без последствий не остается: авторитет вора уже пошатнулся, по миру расползётся слух — битый, мол.

2) Удар по ушам — церемония разжалования вора в законе. Развенчивают за обман, западло, а также нарушение воровского закона. Хотя разжалование может быть и почётным — по состоянию здоровья. Участь развенчанного вора зависти также не вызывает: он отстраняется от лакомого куска — общака, лишается рэкетируемого участка, а в зоне перемещается из угла или от окна поближе к центру. Экс-вор выживает уже самостоятельно.

3) Смерть. Ею карают только за измену. Предателем считается тот, кто сдал подельников, пошёл на сотрудничество с милицией, похитил общак, убил вора в законе без санкции сходки, вышел из воровского клана и, наконец, завязал.

Первый из них — пощечина. Ее, как правило, дают за оскорбление. К тому же публично, во время сходки. Уклоняться или бить в ответ наказанный вор не смеет. Безобидная, на первый взгляд, кара без последствий не остается: авторитет вора уже пошатнулся, по миру расползется слух — битый, мол. За очередную провину, которая раньше сходила с рук, может последовать вторая санкция — удар по ушам.

Бить по ушам — лишать воровского титула. Участь развенчанного вора зависти также не вызывает: он отстраняется от лакомого куска — общака, лишается рэкетируемого участка, а в зоне перемешается из угла или от окна поближе к центру. Экс-вор выживает уже самостоятельно, ибо другой воровской группировки подобного размаха (как, скажем, польских воров середины 50-х) нет. Он не сможет переметнуться и к бандитам, которые не любят законников, а те отвечают взаимностью. Развенчивают за обман, западло, а также нарушение воровского закона.

Третья блатная санкция, самая жесткая — смерть. Ею карают только за измену. Предателем считается тот, кто сдал подельников, пошел на сотрудничество с милицией, похитил общак, убил вора в законе без санкции сходки, вышел из воровского клана и, наконец, завязал.

Отойти от дел вор может лишь по серьезной болезни. Недомогание в счет не берется: им страдает добрая часть воров — тюремно-лагерный режим здоровья не прибавляет. Когда вор «бракуется» медкомиссией ИТУ, физически не в состоянии посещать сходки и идти на дело, он может попросить братву отправить его на пенсию. Братва сама проведет «врачебно-трудовую экспертизу» и отпустит вора с миром и почестями. Воры не лишаются титула, а лишь переименовываются на вор в короне. Во всех случаях судьбу больного законника решает братва, а не он сам. В противном случае он — изменник.

Изменник приглашается на очередную сходку, даже не ведая, что на повестке дня — его жизнь. Вор, обнаруживший предателя, оповещает об этом братву. Собравшиеся воры требуют подтверждений. Затем слово дается подозреваемому. Если он не сумеет доказать, что это — ложь, дела его плохи. Был случай, когда подозреваемый вор сначала наградил обидчика пощечиной, а лишь затем доказал свою невиновность. После этого братва одобрительно загудела. Поэтому, собирая сходку, вор-обвинитель запасается уликами, чтобы не подорвать собственный авторитет.

Если предатель уличен, братва выбирает способ казни. Иногда стараются имитировать самоубийство. Жертве предлагают исполнить вторую часть воровской клятвы, раз первая была нарушена: беспрекословно принять смерть за измену.

С самоубийцей меньше пыли. Тут и посмертная записка типа: «В моей смерти прошу никого не винить», и пистолет в руке, и единственная дырка в голове. Изменнику вручают пистолет с одним патроном. Выбора у вора нет, и он даже рад такой казни, ибо порой карают еще хуже. Считается, что такая смерть — везение.

Если вор, чувствуя свою кончину, не явился на встречу — назначают еще и палача. Среди законников бывает свой ликвидатор, работающий под «несчастный случай». Он поумнее, с фантазией, имеет в своем репертуаре дюжину способов отправить жертву на тот свет так, чтобы в милицейской сводке и в дальнейшем следственном деле стояло: «в результате ДТП», «в результате неправильного обращения с огнем» или т. п. Их жертвы «курят в постели», «не умеют плавать», «неосторожны на дорогах», «пользуются самолечением». Иногда эти киллеры имеют в своем арсенале соблазнительных девиц, которых подсовывают жертве. После бурной ночи с красоткой ей (жертве) уже не проснуться.

Сходка может выбрать особо жестокий способ казни, всё зависит от вины. В Тюменской области был случай, когда приговоренного запихнули в отрезок строящегося нефтепровода и заварили вход. Чтобы доползти к выходу, пришлось преодолеть десяток километров. Когда через неделю вор увидел свет, то нормально соображать уже не мог. Он долго лечился у психиатров, искололся транквилизаторами, но обрести прежнее душевное спокойствие так и не сумел. Вор боялся темноты, шарахался от металлических предметов, в тесных помещениях с ним случалась истерика, везде чудился запах ржавчины. Лишь с помощью гипноза из больного удалось вытащить историю с нефтепроводом, но это лечения не продвинуло. Наконец, промучившись два года, пациент во время очередного ночного кошмара выбил окно и выпрыгнул с четвертого этажа психиатрической лечебницы.

В 30-х годах особой популярностью пользовались «бетонные боты»: смертника ставили в таз и заливали бетоном, затем бросали среди болота или сталкивали в ставок. Казнь родилась именно в России, а не среди американских или итальянских гангстеров. Однажды вору выкололи глаза, отрезали язык и вбили по гвоздю в уши, якобы за то, что он сдал свою обману и указал на общак. На разборку вор не явился и попытался спастись бегством. Палач настиг его в поезде. Говорят, что казнь проходила прямо в купе. Закончив процедуру, палач оставил на столике записку: «Имеющий уши — да не услышит, имеющий очи — да не увидит».

В зоне казнь происходила, как правило, в промышленном секторе, среди механизмов, агрегатов, котлов и печей. Здесь киллеру есть, где развернуться. Он может и не работать под несчастный случай, а специально устроить показуху, дабы другим неповадно было. Головы жертв попадают в шестерни и под прессы, животы натыкаются на штыри, причем раз десять. Приговоренный может взять «на язык» 380 вольт переменного тока или оказаться под тонной «внезапно» рухнувшего штабеля бревен

В последние годы среди новых воров появилась четвертая блатная санкция — финансовая. Принцип ее прост: подставил — плати. Штрафы назначает воровская община. Наказывают за опоздание на сходку, за срыв сделки, за то, что наследил. Сумма иногда достигает миллиона долларов.

В былые времена убить вора-изменника мог лишь равный по титулу, то есть вор в законе. Теперь нравы и законы изменились. Новые законники, привыкшие все делать чужими руками, верны себе и в этом вопросе. Для казни зачастую приглашается киллер со стороны. Среди изменников попадаются настолько крутые, что нанимают нескольких убийц, знакомых с гранатометами, снайперским стрелковым оружием и взрывными работами. Вора могут сопровождать телохранители и возить бронированный автомобиль. Заколотить такого в трубу или расплющить прессом голову весьма проблематично.

Суд воровской жесток, но упразднить его никогда не пытались. Однажды один известный законник самодовольно заметил: «Кто судит от имени государства? Судебная коллегия из нескольких человек. Вора же судят полсотни воров, а то и больше. Все они присяжные с равноправным голосом».

Коронация — инициация (посвящение) вора. Правом коронации обладает сходка, по поручительству двух авторитетных воров. Не может быть коронован человек, имеющий плохую репутацию: сотрудничество с властями (службу в госучереждениях), карточный долг, прощёное оскорбление, принадлежность к гомосексуалистам. Иногда коронацию проводят за очень большие деньги, после этой процедуры таких «воров в законе» называют «Апельсинами». Если на сходках «апельсины» пытаются показать доминирующую роль, по сравнинию с ворами в законе, то они исключаются из общака и не имеют право держать базар на сходках. Коронацию могут провести и на свободе, и в зоне. Хотя большим уважением пользуется коронация в колонии или тюрьме. Некоторые из воров считают, что венец нужно вручать только в тюремной больнице или на пересылке. Корона — это символ. Он обязуется соблюдать законы и беспрекословно принять смерть в случае предательства. Вору торжественно наносят татуировку: сердце, пробитое кинжалом — «смерть за измену». В воровском клане существуют ещё наколки, указывающие на законника. Скажем, парящий орёл с короной над головой (его накалывают на груди — Степан Разин), карточные масти внутри креста, подключичные звезды. Но их наносят после коронации.

Традиционно «вором в законе» может считаться лишь человек, имеющий судимости, достаточный авторитет в преступной среде, в отношении которого выполнена формальная процедура так называемого «коронования», однако в последнее время стали известны случаи получения этого титула людьми, не отбывавшими наказания, в том числе за деньги (таких воров называют «апельсинами»).

В отличие от многих других криминальных сообществ, эта организация не имеет чёткого ядра, постоянно функционирующих отделений; её верхушка действует на основах полного равенства участников, объединённых жёсткими рамками «блатных» традиций; органом управления данного сообщества является сходка, принимающая организационные решения, в том числе в форме письменных обращений к преступному миру («воровские прогоны», «малявы», «ксивы»). Воры в законе стремятся к установлению контроля над осуждёнными, отбывающими наказание в исправительных учреждениях, как обращениями, так и подкупом или угрозами.

В число функций данного сообщества входят сплочение отдельных преступников и их групп, контроль над некоторыми сферами преступной деятельности, разрешение конфликтов в преступной среде, организация и контроль использования общих преступных касс («общаков»), внешние контакты с преступными организациями зарубежных стран.

«Воры в законе» не являются единой группой (среди них идёт постоянная борьба за власть, выделяются отдельные противостоящие друг другу группировки: «законники», «чёрные» и «красные», «славяне» и «кавказцы», «бубновые» и «пиковые»), однако именно они выполняют в России координирующую функцию, обеспечивают стабильность системы организованной преступности.

Условности, необходимые для обретения самого высокого в преступной среде статуса, предельно четко прописаны в воровском кодексе, их много. Однако в последнее время авторитет «правильных» воров в законе часто оказывается подмочен так называемыми «апельсинами» – мнимыми, с точки зрения воровских понятий, «законниками», купившими себе этот «высший чин» за деньги.

Что нужно сделать для «коронации»

Претендент на «коронование» в воры в законе, прежде всего, должен быть человеком заслуженным и авторитетным в профессиональной воровской среде. Случаи, когда воровской статус присваивался на сходке других воров в законе «необстрелянному» сидельцу, довольно редки и для этой процедуры нехарактерны.
Вор в законе – это не просто статус, а образ жизни преступника. В первую очередь, он должен постоянно пребывать в «отрицалове» по отношению ко всему, что не соотносится с воровскими понятиями.

Для вора в законе не существует норм и правил, которыми руководствуется обычный гражданин. Один из главных постулатов «законника» – никогда не вступать ни в какие сношения с государством.

Институт «сук», появившийся после Великой Отечественной войны, существенно пошатнул незыблемые прежде воровские понятия – по тюремному закону, авторитету западло принимать участие даже в таком, благом, с точки зрения здравого смыла, деле, как кампания по освобождению отечества от внешнего врага: «замаравшийся» в этом вор считается «ссучившимся», потому как принял чужие правила игры.

Для кандидата в воры важно много чего не делать, чтобы заслужить «корону» – в сущности, он должен встать на воровской путь еще «по малолетке», потому что, к примеру, воинский билет считается для воровского «абитуриента» волчьим: преступник, служивший в армии, а значит, прогнувшийся под государство, воровского звания не достоин априори. Бывали случаи, когда скрывших свое армейское прошлое «законников» «раскороновывали».

Вор в законе «в чистом виде» – это волк-одиночка. Ни семьи, ни постоянных связей с женщинами. Кроме того, это человек-кремень – властный, волевой, решительный, с солидным криминальным опытом и задатками организаторских способностей. «Законнику» ведь в перспективе придется «решать вопросы», работать с людьми, а для этого мямли вроде карманника Кирпича из фильма «Место встречи изменить нельзя», не годятся, будь они даже суперловкими «щипачами» или «медвежатниками».

Зато подходят типажи, напоминающие Ручечника из того же фильма и тоже карманника. Ручников в кино – классический вор в законе, «и дружков своих не продавал», для него «лучше в клифту лагерном», чем дать показания Жеглову. Евгений Евстигнеев сыграл прожженного «законника», имевшего за плечами не одну ходку в лагеря.

Сколько стоит воровской статус

В 90-х годах воровские понятия претерпели серьезную редактуру – в России и странах постсоветского пространства начали появляться так называемые «апельсины» – воры в законе, купившие статус за деньги. Суммы назывались немалые – от несколько сотен тысяч до миллионов долларов. Преступный мир раскололся на тех, кто выступал за вмешательство воров в бизнес и политику и консерваторов.

Это брожение началось еще раньше, в 70 – 80-е годы. Легенда воровского мира Вася-Бриллиант (Василий Бабушкин) пытался отстаивать «старую школу» воров в законе, доказывая, что любое вмешательство в общественную жизнь и участие в ней, пусть даже с преступными целями, по понятиям западло.
Тем не менее, современные воры в законе зачастую вовсе не бессеребренники, как это было принято ранее – у них имеются шикарные особняки, дорогие автомобили и яхты, недвижимость за границей. Особенно полюбился воровской статус почему-то грузинам – среди выходцев из этой страны, пожалуй, самое большое количество воров в законе, пребывающих в России.

Впрочем, такая «плотность на душу российского населения» объясняется еще и тем, что на родине грузинских «апельсинов» принят закон, по которому вора в законе сажают в тюрьму за саму принадлежность к статусу (дают до 10 лет). «Законник», если его спросить, кто он по жизни, не вправе смолчать или тем более соврать (это считается западло). А с учетом того, что все авторитеты у правоохранителей «на карандаше» и их перемещения отслуживаются, «закрыть» вора в законе в Грузии – дело считанных минут.

Статья написана по материалам сайтов: russian7.ru, www.aif.ru, namvd.ru.

«

Помогла статья? Оцените её
1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars
Загрузка...
Добавить комментарий