+7 (499) 928-69-47  Москва

+7 (812) 467-45-73  Санкт-Петербург

8 (800) 511-49-68  Остальные регионы

Звонок бесплатный!

Коррупция в судебной системе

Проблема коррупции в судебной системе

В настоящее время в России в период построения цивилизо­ванной экономики и развития демократического правового госу­дарства важная роль принадлежит органам государственной вла­сти. В связи с чем особенно опасны и недопустимы преступные проявления самих работников органов власти и управления.

Проблема коррупции в судебной системе является актуаль­ной, ведь проявление коррупции — это опаснейшее криминальное явление, которое подтачивает основы государственной власти и управления, дискредитирует и подрывает авторитет власти в гла­зах населения, затрагивает законные права и интересы граждан. В обстановке проникновения коррупции в различные сферы жизни опасность этого явления значительно возрастает. Посягая на дея­тельность судебных учреждений, такой вид правонарушения, как взяточничество, подрывает его авторитет, дискредитирует этот орган власти, ведет к нарушению принципа социальной справед­ливости. Опасность получения и дачи взятки обусловлена и тем, что они достаточно часто сочетаются с другими тяжкими и особо тяжкими преступлениями: организованным хищением имущест­ва, легализацией денежных средств и имущества, приобретенных незаконным путем; незаконным приобретением оружия. В поста­новлении Пленума Верховного суда РФ укачивается, «что особую опасность представляют случаи получения взяток должностными лицами, действующими по предварительному сговору с расхити­телями государственного имущества и другими преступниками, создающие систему круговой поруки». Этот факт подрывает ав­торитет Правительства и Президента Российской Федерации.

Во время правления экс-президента России Б.Н. Ельцина и в правление настоящего президента В.В. Путина, деятельность су­дей была возложена на недосягаемый уровень, эта должность достаточно престижной из-за высоко заработной платы, фактиче ски без контрольной деятельности, независимости, неприкосно­венности. Их деятельность и полномочия описаны в Конституции Российской Федерации, законе «О статусе судей в РФ», в «Ос­новных принципах ООН, касающихся независимости судебных органов» (1985).

Конституция 1993 г. установила в ст. 10 принцип разделения властей: «Государственная власть в Российской Федерации осу­ществляется на основе разделения на законодательную, исполни­тельную и судебную». Она содержит гарантии предусмотренные специально для судебной власти. Так, согласно ст. 120 «судьи не­зависимы и подчиняются только Конституции РФ и Федерально­му закону». Реформы 90-х годов коснулись и сроков полномочий судей: судьям были гарантированы назначение на пожизненный срок — при условии прохождения трехлетнего испытательного срока для судей федеральных судов [2]. и несменяемость [1]., а главное неприкосновенность [1]. Закон 1992 г. предусматривал дополнительные меры защиты судей, включая право на ношение оружия (п. 2 ст. 9).Судьи получили дополнительную правовую защиту, включая общую неподсудность по административным преступлениям и иммунитет от уголовного преследования (ст. 122 Конституции). Неприкосновенность такого рода могла быть от­менена по запросу Генерального прокурора, но с тем условием, что он должен был получить поддержку квалификационной кол­легии.

Неприкосновенность дает судьям возможность уйти от ответ­ственности. Ни один из государственных органов не имеет право на досмотр — это дает им уверенность в своей безнаказанности.

Одним из официальных примеров отстранения судей за по­следние пять с лишним лет было отстранение от должности 10 судей арбитражных судов, и связано это было с коррупцией или конфликты интересов. По информации Верховного суда в 2002 г. квалификационные коллегии отстранили от должностей 68 судей и подвергли дисциплинарным взысканиям 220 судей [4].

Если не решить вопрос об изменении статуса судей, возника­ет «судебная ошибка», в результате которой могут пострадать большое количество граждан [6]. В России много примеров су­дебных ошибок и столько же примеров их неблагоприятного ре­шения.

Должен быть создан специальный орган, который осуществ­ляет надзор за объективностью выносимых решений.

Коррумпированность в Российской Федерации достаточно распространенная проблема, которая требует решения, ведь с ка­ждым годом она принимает новые масштабы.

Для того чтобы «искоренить» эту проблему в судебной сис­теме, необходимо признать, что она существует. Судьи утвер­ждают, что их систему коррупция не затронула, и всячески скры­вают это. Таким образом, необходимы координальные перемены, которые должны решить эту проблему

То есть искоренить коррупцию в суде поможет ряд незамед­лительных мер:

—ограничение статуса судьи, он должен быть независимым, но обеспечивать прозрачность своих доходов и своей семьи;

—декларированию должно подлежать не только имущество, полученное в собственность всеми членами семьи, но и находящееся в их пользовании;

—проводить внеплановые проверки деятельности судей;

—обязательный контроль банковских счетов, как в России, так и за ее пределами (ведь взятка может быть завуалирована в виде банковской ссуды либо получения денег в долг или под видом погашения несуществующего долга лица посредством продажи-покупки ценных вещей за бесценок, а также в виде подарка);

—изменить статус неприкосновенности.

В докладе Федеральной палаты адвокатов, подготовленной для миссии Международной ассоциации, юристов, содержится особое упоминание этой проблемы: «К сожалению, отношение российского общества к судебной системе остается довольно без­различным и скептическим, если не откровенно негативным. Средства массовой информации активно публикуют различные материалы по вопросам коррупции и неэффективности работы судов. Обществу навязывается идея, что при решении вопросов очищения судебной системы от лиц, недостойных этой высокой должности, судейское сообщество выступает в виде закрытой корпоративной структуры».

Главной задачей является не допустить «поглощение» коррупцией судебной системы. Если это произойдет, под угрозой «судебной ошибки» окажутся большинство граждан. Таким обра­зом, решение этой проблемы является жизненно важным, как для общества, так и для государства.

1.Конституция РФ 12 декабря 1993 г. — Ст. 121, 122.

2. Закон «О статусе судей» 1992 г. — П. 3. — Ст. 11.

3. Европейская хартия о статусе судей 1998 г.

4. «Материалы встречи с делегацией Института прав человека Международной ассоциации юристов» 2002 г.

Скачать:

Вложение Размер
problema_korrupcii_v_sudebnoy_sisteme.doc 38 КБ

Предварительный просмотр:

Проблема коррупции в судебной системе

В настоящее время в России в период построения цивилизованной экономики и развития демократического правового государства важная роль принадлежит органам государственной власти. В связи с чем особенно опасны и недопустимы преступные проявления самих работников органов власти и управления.

Проблема коррупции в судебной системе является актуальной, ведь проявление коррупции — это опаснейшее криминальное явление, которое подтачивает основы государственной власти и управления, дискредитирует и подрывает авторитет власти в глазах населения, затрагивает законные права и интересы граждан. В обстановке проникновения коррупции в различные сферы жизни опасность этого явления значительно возрастает. Посягая на деятельность судебных учреждений, такой вид правонарушения, как взяточничество, подрывает его авторитет, дискредитирует этот орган власти, ведет к нарушению принципа социальной справедливости. Опасность получения и дачи взятки обусловлена и тем, что они достаточно часто сочетаются с другими тяжкими и особо тяжкими преступлениями: организованным хищением имущества, легализацией денежных средств и имущества, приобретенных незаконным путем; незаконным приобретением оружия. В постановлении Пленума Верховного суда РФ укачивается, «что особую опасность представляют случаи получения взяток должностными лицами, действующими по предварительному сговору с расхитителями государственного имущества и другими преступниками, создающие систему круговой поруки». Этот факт подрывает авторитет Правительства и Президента Российской Федерации.

Во время правления экс-президента России Б.Н. Ельцина и в правление настоящего президента В.В. Путина, деятельность судей была возложена на недосягаемый уровень, эта должность достаточно престижной из-за высоко заработной платы, фактиче ски без контрольной деятельности, независимости, неприкосновенности. Их деятельность и полномочия описаны в Конституции Российской Федерации, законе «О статусе судей в РФ», в «Основных принципах ООН, касающихся независимости судебных органов» (1985).

Конституция 1993 г. установила в ст. 10 принцип разделения властей: «Государственная власть в Российской Федерации осуществляется на основе разделения на законодательную, исполнительную и судебную». Она содержит гарантии предусмотренные специально для судебной власти. Так, согласно ст. 120 «судьи независимы и подчиняются только Конституции РФ и Федеральному закону». Реформы 90-х годов коснулись и сроков полномочий судей: судьям были гарантированы назначение на пожизненный срок — при условии прохождения трехлетнего испытательного срока для судей федеральных судов [2]. и несменяемость [1]., а главное неприкосновенность [1]. Закон 1992 г. предусматривал дополнительные меры защиты судей, включая право на ношение оружия (п. 2 ст. 9).Судьи получили дополнительную правовую защиту, включая общую неподсудность по административным преступлениям и иммунитет от уголовного преследования (ст. 122 Конституции). Неприкосновенность такого рода могла быть отменена по запросу Генерального прокурора, но с тем условием, что он должен был получить поддержку квалификационной коллегии.

Неприкосновенность дает судьям возможность уйти от ответственности. Ни один из государственных органов не имеет право на досмотр — это дает им уверенность в своей безнаказанности.

Одним из официальных примеров отстранения судей за последние пять с лишним лет было отстранение от должности 10 судей арбитражных судов, и связано это было с коррупцией или конфликты интересов. По информации Верховного суда в 2002 г. квалификационные коллегии отстранили от должностей 68 судей и подвергли дисциплинарным взысканиям 220 судей [4].

Если не решить вопрос об изменении статуса судей, возникает «судебная ошибка», в результате которой могут пострадать большое количество граждан [6]. В России много примеров судебных ошибок и столько же примеров их неблагоприятного решения.

Должен быть создан специальный орган, который осуществляет надзор за объективностью выносимых решений.

Коррумпированность в Российской Федерации достаточно распространенная проблема, которая требует решения, ведь с каждым годом она принимает новые масштабы.

Для того чтобы «искоренить» эту проблему в судебной системе, необходимо признать, что она существует. Судьи утверждают, что их систему коррупция не затронула, и всячески скрывают это. Таким образом, необходимы координальные перемены, которые должны решить эту проблему

То есть искоренить коррупцию в суде поможет ряд незамедлительных мер:

  1. ограничение статуса судьи, он должен быть независимым, но обеспечивать прозрачность своих доходов и своей семьи;
  2. декларированию должно подлежать не только имущество, полученное в собственность всеми членами семьи, но и находящееся в их пользовании;
  3. проводить внеплановые проверки деятельности судей;
  4. обязательный контроль банковских счетов, как в России, так и за ее пределами (ведь взятка может быть завуалирована в виде банковской ссуды либо получения денег в долг или под видом погашения несуществующего долга лица посредством продажи-покупки ценных вещей за бесценок, а также в виде подарка);
  5. изменить статус неприкосновенности.

В докладе Федеральной палаты адвокатов, подготовленной для миссии Международной ассоциации, юристов, содержится особое упоминание этой проблемы: «К сожалению, отношение российского общества к судебной системе остается довольно безразличным и скептическим, если не откровенно негативным. Средства массовой информации активно публикуют различные материалы по вопросам коррупции и неэффективности работы судов. Обществу навязывается идея, что при решении вопросов очищения судебной системы от лиц, недостойных этой высокой должности, судейское сообщество выступает в виде закрытой корпоративной структуры».

Главной задачей является не допустить «поглощение» коррупцией судебной системы. Если это произойдет, под угрозой «судебной ошибки» окажутся большинство граждан. Таким образом, решение этой проблемы является жизненно важным, как для общества, так и для государства.

  1. Конституция РФ 12 декабря 1993 г. — Ст. 121, 122.
  2. Закон «О статусе судей» 1992 г. — П. 3. — Ст. 11.
  3. Европейская хартия о статусе судей 1998 г.
  4. «Материалы встречи с делегацией Института прав человека Международной ассоциации юристов» 2002 г.
  5. Толкачев В. Коррупционное проявление через взятку // Гражданин и право. — 2006. — №2.
  6. Российская газета. — 2006. — №6.

Коррупция в судах

Последние несколько лет метастазы судебной коррупции стали расползаться в крупных масштабах и голоса критиков судопроизводства уже слились во всеобщий стон. Тем временем даже поверхностный контентанализ опыта практикующих юристов из различных регионов России показывает, что при разрешении примерно 20% споров имущественного характера в арбитражных судах и судах общей юрисдикции вмешиваются коррупционные факторы в том или ином виде. Некоторые юристы называют значительно более высокие цифры. Причем процент этот заметно возрастает по мере удаления от федеральных центров. По нашим данным, показатели коррупции несколько ниже при разрешении административных дел, когда одной из сторон выступает государственный орган или учреждение. Однако и здесь коммерческие организации иногда идут по пути наименьшего сопротивления и успешно борются с органами исполнительной власти, используя отдельных представителей власти судебной. И государственные органы время от времени задействуют в судебных спорах административный ресурс, что также следует отнести к проявлению коррупционных факторов. Проблема коррупции в судах — одна из наиболее острых из всех многочисленных коррупционных проблем нашего времени, и любое прикосновение к ней по-настоящему болезненно. Нам не удалось собрать достоверной статистики по делам о банкротстве. Комментарии по поводу крайнего субъективизма при разрешении такого рода дел часто появляются на страницах газет и также дают повод для размышлений.

Особенно впечатляет количество процессов с элементом заинтересованности» в уголовном судопроизводстве. Существует мнение, что количество «договорных» уголовных процессов составляет до трети от общего числа тех дел, в которых участвует наемный защитник. Более того, среди некоторых «защитников» стало хорошим тоном объявлять, что они способны «договориться» с любым судьей. Такой способ привлечения клиентов лишнее свидетельство того, что ведение судебных дел посредством подкупа стало обычной практикой, а в массовом восприятии уже сформировался образ суда как органа, где все вопросы можно решать с помощью денег.

Даже сделав поправку на то, что наше исследование не опиралось на репрезентативную с точки зрения статистической науки выборку, а оценки участников опроса были подчас субъективны и эмоциональны, есть все основания сделать весьма неутешительный вывод о том, что коррупция в российских судах получила широкое и повсеместное распространение.

Не секрет, что коррупция, то есть использование служебных прав в целях обогащения и других личных целях, существует там, где есть экономические предпосылки, среди которых, прежде всего низкое материальное обеспечение государственных служащих. Существует также психологическая составляющая — готовность относительно широкого круга лиц давать и брать взятки. И, наконец, отсутствует должный контроль. Так сложилось, что в нашей, не обремененной правовыми традициями стране, взятка зачастую видится как наиболее простой и эффективный способ решения целого ряда проблем, начиная от спора с сотрудником ГИБДД и заканчивая судебным делом. А действительно, зачем рисковать в состязательном процессе, если есть возможность заранее гарантировать результат? Так рассуждают многие, и зачастую к адвокатам обращаются не с просьбой «выиграть дело», а с предложением «решить вопрос в суде», совершенно искренне полагая, что это в пределах правил. Касаясь исторической традиции, нельзя не вспомнить гоголевского судью Ляпкина-Тяпкина, который, как известно, брал борзыми щенками, не считая это взяткой. Явление латентно существовало и в советское время, однако особенно пышно расцвело в годы обвальных реформ, время абсолютно неконтролируемого обществом передела собственности. В последние же несколько лет, по окончании приватизации — с наступлением периода «передела поделенного», именно суд стал главным инструментом этого процесса. Что касается контроля, то действовавшее до нынешнего года законодательство о статусе судей практически не допускало их уголовное преследование. Чтобы уголовное дело в отношении судьи было возбуждено, требовалось одновременное согласие генерального прокурора и соответствующей квалификационной коллегии судей. Исключалось также привлечение судей к административной и дисциплинарной ответственности. Однако такое преступление как получение взятки совершается, как правило, исключительно скрытно. Такое преступление почти невозможно расследовать без предварительной оперативной разработки. Проведение же в отношении судей оперативно-розыскных мероприятий и следственных действий до возбуждения уголовного дела не было предусмотрено законодательством вообще, что, в свою очередь, делало невозможным сбор процессуально безупречных доказательств по делу. Вполне закономерно, что существовавшая в течение длительного времени бесконтрольность принесла свои плоды.

После внесения в конце 2001 года изменений и дополнений в Закон «О статусе судей в РФ» в отношении судей стало возможно проведение предварительных оперативно-розыскных мероприятий и следственных действий исключительно по решению судебной коллегией в составе трех судей вышестоящего суда.

Однако возникают большие сомнения, будет ли в условиях существующей коррупции судебных органов работать система контроля со стороны одних судей в отношении других членов судейской консорции. Показательна в этом плане реакция судейского сообщества, сумевшего минимизировать усилия группы разработчиков во главе с Д. Козаком именно в той их части, которая касалась контроля над судьями. Среди некоторых «защитников» стало хорошим тоном объявлять, что они способны «договориться» с любым судьей. Такой способ привлечения клиентов — лишнее свидетельство того, что ведение судебных дел посредством подкупа стало обычной практикой, а в массовом восприятии уже сформировался образ суда как органа, где все вопросы можно решать с помощью денег. Создав вокруг судей мощный правовой барьер и наделив исключительными полномочиями, государство не позаботилось о системе сдержек и противовесов. Как следствие — общество лишилось реальных механизмов контроля над судебной системой Принцип независимости судей стал пониматься рядом членов судейского сообщества только как независимость от закона. В результате сложилось некое замкнутое профессиональное сообщество, члены которого имеют монопольное право трактовать и применять закон от лица государства в отношении членов общества, но при этом стоят над законом и вне реального контроля государства и общества. В то же время не свободны от давления со стороны властей предержащих и криминала. Может ли в этих условиях осуществляться правосудие? Ответ очевиден. В суды вхожи те, кто обзавелся необходимыми связями. Для тех, кто не имеет прямых контактов, существует система посредников, уровень которых зависит от уровня судебной инстанции.

Самые высокопоставленные из них. «работают» с Верховным и Высшим Арбитражным Судом. Своих «представителей» в судебных органах содержит, в частности, крупный бизнес, стремящийся без лишних формальностей устранить правовые преграды. Кулуарными посредниками выступают также те адвокаты, которые сделали ставку не на квалификацию, а на личные связи. Есть среди «судебных брокеров» и другие категории лиц, которых объединяет общее убеждение, что цель оправдывает средства. Существует также система распределения дел внутри судов и передачи дел от одного судьи другому. Так дела попадают к «нужному судье». Успех или неуспех правовой реформы зависит в огромной мере от того, удастся ли сделать российский суд истинно неподкупным и справедливым. Как сказал В. В. Путин в последнем ежегодном Послании, нам необходим такой суд, который уважают и в стране, и за ее пределами. И это задача не только политическая, но и экономическая.

Очевидно, что коррупция в судах мешает нормальному экономическому развитию страны, снижает ее инвестиционную привлекательность, деформирует общественное сознание и больно бьет по человеческому достоинству. Отдельно хотелось бы сказать о том, что коррупция снижает роль юридической профессии, и попросту невыгодна квалифицированным юристам.

Следует признать, что рассматриваемая проблема сложна и запущена. Ее решение неможет быть найдено в одночасье, и поиск его должен вестись уже сейчас. Независимость судей — задача наиважнейшая. Но о реальной независимости можно будет говорить только тогда, когда судьи будут по-настоящему независимы экономически. Хотелось бы надеяться, что, как и было заявлено Д. Козаком, обеспечение судей будет неуклонно повышаться. Но, к сожалению, стереотип противоправного поведения уже сформирован, а потому только экономическими методами проблему не решить. Необходим эффективный контроль со стороны других ветвей государственной власти.

Да, личность судьи и его имущество должны быть неприкосновенны. Это условие совершенно необходимо для осуществления правосудия. Да, судьи должны иметь очень высокую степень правовой защищенности и очень высокий уровень гарантий независимости, и это правило должно действовать во всех обстоятельствах. Кроме одного случая: когда речь заходит о взятке при осуществлении правосудия. Ибо судья, виновно совершающий ДТП или уклоняющийся от уплаты налогов, может при этом выносить правосудное решение. Но судья, который разрешает спор или выносит приговор, так как ему это выгодно, de facto немедленно перестает быть судьей, а суд лишается своей социальной функции. При подозрении в получении взятки в отношении судьи, должен действовать правовой режим, допускающий упрощенную (по сравнению с существующей ныне) процедуру следственных действий.

Однако и одной оперативной работой правоохранительных органов, которые к тому же поражены той же болезнью, проблему не решить. Нужен третий фактор, которым должен стать общественный контроль. Одной из эффективных форм такого контроля смогла бы стать общественная дискуссия на заданную тему.

ВККС объяснила, как наказывать судей за коррупцию

ВККС выпустила методические рекомендации по применению квалификационными коллегиями судей норм антикоррупционного законодательства. Отмечается, что, помимо ККС, рекомендации также могут использовать судьи и претенденты на судейскую должность для того, чтобы ознакомиться с правовым регулированием этой сферы и мерами ответственности за коррупционные правонарушения.

Пособие включает в себя три раздела: «Правовые основы и направления деятельности ККС в сфере противодействия коррупции», «Реализация норм законодательства о противодействии коррупции при рассмотрении заявлений претендентов на должности судей и руководителей судов» и «Применение дисциплинарных взысканий к судьям за несоблюдение требований законодательства о противодействии коррупции».

В приложениях к рекомендациям ВККС перечисляет основные требования (ограничения, запреты), предъявляемые к судьям для предупреждения с их стороны коррупционных правонарушений, а также разъясняет, как судья должен действовать в тех или иных ситуациях. Требования к служителям Фемиды и их обязанности по противодействию коррупции поделены на девять пунктов: 1. Представление сведений о доходах, об имуществе и обязательствах имущественного характера; 2. Представление сведений о расходах; 3. Открытие (наличие) счетов (вкладов), хранение наличных средств и ценностей в иностранных банках, расположенных за пределами РФ, владение и (или) пользование иностранными фининструментами; 4. Урегулирование конфликта интересов; 5. Уведомление о внепроцессуальных обращениях; 6. Получение подарков, услуг, наград и иных благ; 7. Выполнение иной работы; 8. Родственные связи; 9. Использование информации и госимущества.

Кроме того, ВККС приводит конкретные случаи несоблюдения судьями антикоррупционного законодательства, ставшие основанием для наложения на них дисциплинарного взыскания в виде замечания, предупреждения или досрочного прекращения полномочий.

В каких случаях ККС выносили замечания

В этом разделе приводится семь примеров наложения такого дисциплинарного взыскания. Так, председатель суда получил замечание из-за того, что в аппарате суда работали его родной брат с женой. Другой служитель Фемиды использовал свой статус и служебный бланк при обращении в госорган для получения персональных данных, необходимых его брату для составления иска.

Зачастую судьи получают замечания из-за того, что «забывают» указать что-то в сведениях о своих доходах, расходах и имуществе. Например, один из судей попытался скрыть сумму, полученную им от продажи автомобиля, другой не указал принадлежащий его жене земельный участок, а еще один и вовсе не прописал в декларации квартиру. Их коллега не отчитался о доходах, расходах и имуществе своих несовершеннолетних детей, объяснив это раздельным проживанием с ними и отказом их матери предоставить такие данные. При этом он не подал заявление о невозможности по объективным причинам представить эти сведения, подчеркивает ВККС. Еще одна судья получила замечание за несвоевременную подачу такой отчетности (при этом квалифколлегия учла нахождение судьи в отпуске по уходу за ребенком и направление указанных сведений в суд по почте до истечения установленного срока).

За что служители Фемиды получали предупреждения

Поводом для вынесения предупреждения одной из судей стало то, что она приняла к своему производству исковое заявление от своего супруга, возбудила гражданское дело, провела подготовку к разбирательству и назначила судебное заседание. Впоследствии это дело передали другому судье. Другой служитель Фемиды рассмотрел ряд уголовных и гражданских дел с участием адвоката, являющегося его «свойственником», отмечает ВККС. При этом приговоры и решения, принятые по этим делам, вышестоящая инстанция оставила без изменения, и они не обжаловались по указанной причине.

Еще один судья при рассмотрении уголовного дела допустил внепроцессуальное общение с потерпевшим и его адвокатом, в ходе которого «высказал оценку представленным доказательствам и мнение о сути предполагаемого решения по делу, убеждая при этом потерпевшего и его представителя заранее согласиться с этим решением», подчеркивает ВККС. Другой судья, жена которого совершила административные правонарушения, зафиксированные камерой ГИБДД, обратился с заявлениями об отмене постановлений, заявив, что это он управлял авто в моменты регистрации нарушений. А поскольку он является судьей, к нему должен применяться особый порядок привлечения к административной ответственности. Из-за незаконного использования судьей своего статуса решение в отношении фактического правонарушителя не успели вынести в предусмотренный законом срок.

Предупреждения судьи также получали за неполные сведения о доходах, расходах и имуществе. Так, одна из судей не указала счета супруга в российских банках, при этом она пояснила, что муж не сообщил ей о них. Его коллега не отразил в декларации доход, полученный от продажи машин, а также не сообщил о том, что его родственники занимаются бизнесом. Другой судья не указал информацию о том, что его несовершеннолетнему сыну принадлежит доля в праве собственности на домовладение. А еще один служитель Фемиды скрыл от жилищной комиссии наличие у него в собственности жилья, что запрещало ему вставать на учет в качестве нуждающегося в улучшении жилусловий.

Мантию с плеч

ВККС также приводит ряд примеров, когда коррупционные правонарушения становились основанием для досрочного прекращения полномочий судьи. Так, один из судей лишился мантии за педагогическую деятельность на территории РФ, финансируемую за счет средств иностранной организации. Другой судья, председательствующий по уголовному делу, неоднократно общался с подсудимым по телефону и встречался с ним, в том числе у себя дома. При этом характер их разговоров и встреч свидетельствовал о том, что они состояли в дружеских отношениях, отмечает ВККС. Она также учла, что оправдательный приговор, вынесенный судьей, в дальнейшем отменили, а дело направили на пересмотр. Кроме того, ранее тот же судья уже допускал нарушения процессуального и материального законодательства. Вероятнее всего, здесь речь идет о Дмитрии Маненкове, бывшем судье Майкопского гарнизонного военного суда, который лишился полномочий еще в 2010 году, и до последнего времени не оставляет надежды их вернуть (см. «Ничего нового: судьи не смогли убедить ВС вернуть им мантии»).

Коллегия также в качестве примера упоминает мирового судью, которая, действуя по просьбе председателя райсуда и желая помочь ему для дальнейшей поддержки в карьерном продвижении, обратилась к другому мировому судье с просьбой возвратить в ГИБДД поступившие к нему материалы административного производства. Речь идет о мировом судье Левобережного судебного участка Биробиджана Вере Исайкиной, которую ККС лишила полномочий осенью 2016 года. В январе она попыталась обжаловать это решение в ВККС, однако ее жалобу оставили без удовлетворения (см. «Горите вы с этой безумной работой»: ВККС рассмотрела жалобы судей»).

Другая судья хотела скрыть факт посещения судебного участка ее знакомым (в дальнейшем он стал ее супругом): она изъяла расписку мужчины о получении судебного решения, а также дала указания секретарю судебного заседания изменить нумерацию листов дела. Еще один судья захотел лично рассмотреть конкретное дело, в результате чего нарушил установленный в суде порядок регистрации и распределения исков. Принятое им решение отменили из-за нарушения норм процессуального права, подчеркивает ВККС. Другая судья рассмотрела дело об административном правонарушении в отношении своего сожителя, а ее коллега принял к производству иск знакомого адвоката, наложил в ходе его рассмотрения обеспечительные меры и вынес незаконное решение о признании права собственности на недвижимость в другом субъекте страны.

Коррупция в судебной системе России -1

В своей статье «Коррупция в России» я попытался обосновать одну из основных причин тотальной коррупции в стране – нищенская зарплата во всех, без исключения, отраслях экономики – промышленности, науки, образовании, здравоохранении и т.д. Зарплат и пенсий в России хватает только на оплату ЖКХ, продуктов питания и одежды. Денег нет у большинства граждан на целый ряд дорогостоящих услуг: надлежащее медицинское обслуживание, образование, судопроизводство, различного вида регистрации, военный призыв, личная безопасность и т. д.

Исследователи подготовили данные опросов по многим странам, включая Соединенные Штаты и Россию. Любопытно, что и в США, и в России люди примерного одинакового мнения о том, насколько коррумпированы представители политических партий (в США считают партии коррумпированными 76 % опрошенных, в России – 77%) и представители масс-медиа (58% – США, 59% – Россия).

Однако выводы о коррумпированности основных государственных и социальных институтов, без которых нормальное функционирование страны невозможно, в двух странах кардинально расходятся. В США в коррумпированности полиции уверены 42% опрошенных, в России – 89%. Хуже, чем в полиции, по мнению россиян, обстоят дела только в сфере госслужбы – ее считают коррумпированной 92%, в Штатах – 55%.

Жители России полагают, что недалеко от полиции ушли суды (84%). В США результаты по этой позиции – 42 процента.

Драматическое различие состоит и в том, насколько граждане России и США считают себя способными противостоять коррупции и побеждать ее. В России 56% опрошенных говорят, что граждане не способны повлиять на уровень коррупции в стране, 44% – думают, что способны (при этом, лишь 7% в этом твердо уверены). В Соединенных Штатах в способности граждан влиять на уровень коррупции уверены 76%, из них 26% уверены в этом твердо.

Жалобы на коррупцию в судах для пострадавшего в 99% случаев заканчиваются ответом, что суд независим и правоохранительные органы не имеют права вмешиваться в дела суда. Либо хуже – санкциями в отношении потерпевшего вплоть до привлечения к уголовной ответственности за клевету, причем отвечать придется перед тем же судом, прежде обвиненным этим человеком в коррупции.

И все же существуют исключения, когда коррупционные схемы можно действительно доказать. Это касается случаев, когда информация (поистине бесценная) о коррупции в судах и применяемых схемах получена от работников судов.
Уникальный пример – жалоба на коррупцию в судах Республики Дагестан Беловинской Александры Ахмедовны, более 10 лет проработавшей в должности секретаря судебного заседания в Кизлярском районном суде. Она привела сотни примеров коррупционных схем в судах Дагестана. И становится совершенно понятно, так работают все суды России. Вся судебная система живет на взятках. Я думаю Александру Ахмедовну, за ее разоблачения, уже посадили в тюрьму.

Интересные предложения по борьбе с коррупцией в судебной системе изложила в своем обращении к Президенту России Медведеву Д.А. 18 июля 2010 года Николаева Надежда. Она предложила создать сайт в Интернете, на котором каждый россиянин мог бы помещать конкретные примеры коррупции в судах.

Задачей сайта, как заявила Надежда Николаева, должно явиться выявление российских судей, позорящих тот статус, которым их наделил Президент страны и возможность на таких примерах воспитать новое поколение судей, предотвратить распространение коррупции в судебной системе. Возможность граждан всей страны эффективно пожаловаться на судей, определенно, принесет результаты не только для очищения рядов судей, но и поможет оздоровить настроение всего общества, повысить гражданскую активность. Президент никак не прореагировал на идею Николаевой.

Поддерживая это предложение, два с половиной года назад, я подал исковое заявление в Кунцевский районный суд на возврат долга по расписке у знакомого, имея в виду самому поучаствовать в судебном процессе, понять, как это все происходит, и описать реальный процесс. К чему сейчас и приступаю.

Знакомый семь лет назад взял у меня в долг под расписку довольно крупную сумму денег и обещал вернуть их через два года под два процента годовых. Возвращал деньги малыми долями через Сбербанк. За пять лет возврат составил лишь двадцать процентов от общего объема долга. Я подал исковое заявление в суд еще и потому, что бы ускорить возврат долга, так как был убежден — суд продлится месяц, максимум два, так как все по делу совершенно ясно. Деньги в долг он взял, о чем выдал расписку. Долг несколько лет возвращал, о чем свидетельствовала выписка Сбербанка с лицевого счета моей пластиковой карты. Казалось, назначь судья судебное заседание, прими решение, выпиши Исполнительный лист и пусть судебный исполнитель взыскивает долг.

Дело попало к федеральному судье Шеровой Ирине Геннадиевне. На первом судебном заседании Ответчик заявил ходатайство об отложении рассмотрения дела и попросил суд предоставить ему время для проведения с истцом переговоров о заключении мирового соглашения. Судья дала ответчику месяц для подготовки соглашения. Мне показалось, что это не плохо – появилось еще одно доказательство, подтверждающее наличие долга. Подумал — судья поймет, что раз ответчик собирается заключать с истцом мировое соглашение, значит — долг есть, стороны договорятся о величине долга и новых сроках погашения. Принесут соглашение, суд его утвердит, и процесс будет закрыт.

Прошел месяц. На судебное заседание от ответчика прибыл нанятый адвокат Липатников Александр Александрович. Адвокат, ни слова ни говоря о работе и результатах подготовки мирового соглашения, заявил, что ответчик не брал у истца в долг деньги и расписку не подписывал. Деньги действительно перечислял через Сбербанк на пластиковую карту истца, но это не возврат долга, а спонсорская помощь больному отцу одноклассника. Расписка поддельна и он просит суд назначить почерковедческую экспертизу, которой поручить ответить на вопрос: « Ответчиком ли выполнена подпись на расписке?».

Показалось странным, что судья даже не спросила у адвоката о мировом соглашении, на подготовку которого давала ему месяц. А удовлетворила его ходатайство о назначении экспертизы. Истец, не будучи юристом, попытался нанять адвоката. Обратился в несколько адвокатских компаний, частным юристам. Предложений море, но просили от тридцати тысяч рублей за два месяца работы или от пятидесяти тысяч за участие в суде первой инстанции. Таких денег у пенсионера не было. Но он продолжал искать и нашел юриста — гастарбайтера. Оказалось в Москву съехалось большое количество юристов из бывших союзных республик и областей России, у которых по месту жительства не оказалось работы. Они приезжают в Москву, создают фирму, снимают офис и приступают к работе. Через Интернет размещают рекламу, просят цену за работу значительно ниже московских адвокатов. Оказалось теперь в Москве можно работать с «пропиской» Красноярска, Екатеринбурга и любого другого города бывшего Союза. Им конечно первых несколько лет трудно конкурировать с московскими адвокатами – зубрами. По этому они за ту же работу просят цену значительно ниже московских адвокатов.

Заключил договор с Таровым Дмитрием Юрьевичем, родившимся в городе Стерлитамак, Башкирской АССР, зарегистрированным в Московской области, Каширский район, город Ожерелье. Он создал фирму ООО «Судебный департамент» в городе Пушкин, Московской области. Договорились, что за сопровождение дела до решения первой инстанции я заплачу двадцать тысяч рублей. На первом же судебном заседании я понял, что сильно ошибся, заключив этот договор. Юрист имел слабое представление ведения дела в московском суде. Видимо это было одно из первых его дел по приезду в Москву.

Судья Шерова удовлетворила ходатайство адвоката Липатникова — вынесла Определение о назначении судебной почерковедческой экспертизы почерка ответчика на расписке и поручила провести ее экспертам Государственного учреждения «Российский федеральный центр судебной экспертизы при Минюсте РФ». Предупредила экспертов об уголовной ответственности в соответствии со ст. 307 УК РФ. Обязала истца предоставить оригинал расписки, а ответчика явиться в суд для отбора образцов подписи. Определила — расходы по оплате экспертизы возложить на обе стороны в равных долях (по 17,5 тыс. рублей), срок проведения экспертизы — два месяца и на этот срок приостановила производство по делу.

К этому времени шел уже шестой год борьбы с ответчиком за возврат долга. Переживал, нервничал, и возраст перевалил за семьдесят – здоровье стало резко ухудшаться. Обнаружили сахарный диабет, отказала левая почка, нашли злокачественную опухоль в желудке, потом рак предстательной железы. Для проведения операций требовалось много денег. На мои обращения ускорить возврат долга для оплаты операций, ответчик говорил, что денег нет и платить может только по пять тысяч рублей в месяц. В суд он принес и попросил приобщить к делу заявление о подложности доказательства, в котором просил привлечь меня к уголовной ответственности по ч. 1 ст. 303 УК РФ за подделку подписи в расписке. Это еще добавило переживаний.
Два экземпляра расписки ответчик подписывал при мне, поэтому я совершенно не беспокоился за результаты экспертизы. Был уверен, что заключение экспертов будет положительным и занимался своим, сильно пошатнувшимся, здоровьем. Не интересовался, как судья собирает образцы подписей и передает их в экспертизу.

Месяца через два мой юрист позвонил мне в больницу и говорит, что Центр судебной экспертизы, получив направленные материалы для проведения экспертизы, согласно Определению суда, сообщил, что может эту работу выполнить только через четыре месяца, т.к. сильно занят. Юрист также сказал, что считает – надо просить суд направить материалы в другую экспертную организацию, которая менее загружена. Я согласился. Юрист подал в суд ходатайство о замене экспертной организации. Через месяц суд вынес Определение – поручить поведение экспертизы экспертам Научно – Исследовательского института Судебной экспертизы. Адвокат ответчика на заседании не возразил против замены исполнителя экспертизы. А через неделю обратился с жалобой Московский городской суд, заявив, что возражает против этого Определения районного суда. Мосгорсуд отклонил жалобу ответчика и оставил Определение Кунцевского районного суда о назначении экспертизы новой организацией в силе. Но на это ушло еще два месяца. Ответчика затягивание срока процесса устраивало, т.к. он узнал, что у истца два рака и он должен скоро умереть. Поэтому все делал, чтобы затянуть процесс. К этому времени процесс уже длился пять месяцев.

Производство по делу было вновь приостановлено и материалы переданы НИИ Судебной экспертизы. Примерно через полтора месяца, опять в больницу, позвонил юрист и сказал, что к нему обратился эксперт новой организации — Ходаковский П.А. и просит дать дополнительные образцы подписи ответчика. Заявил, что из тех образцов, которые предоставил суд и ответчик получается, что подпись на расписке сделал не ответчик, а кто то другой. Я посоветовал юристу, где можно взять один образец подписи и передать его эксперту. А главное, просил его заявить эксперту, что у меня есть запись разговора при подписании расписки, где записано обращение истца к ответчику – сходить, в рядом расположенную нотариальную контору, заверить его подпись. На что ответчик заявил:

« Мы же так давно знаем друг друга, неужели вы мне не верите?». Скажите, что эту кассету с записью разговора истец обязательно принесет в суд.
Юрист так и сделал. Через три месяца заключение экспертизы пришло в суд. На судебном заседании судья ознакомил с заключением, где экспертом Ходаковским П.А. было написано: « Подпись на расписке, вероятно, выполнена ответчиком, решить вопрос в категорической форме не представляется возможным по причине изложенной в исследовательской части». Сторона ответчика заявила, что не согласна с выводами эксперта и настояла на предоставлении двух недель для изучения заключения экспертизы и приглашении эксперта в суд для ответов на вопросы. Суд согласился с ходатайством ответчика.

Через месяц на судебное заседание был приглашен эксперт. Ему были заданы вопросы, в основном их задавала сторона ответчика. Складывалось впечатление, что они ни как не могли понять – как же так, мы заплатили, договорились, а вы заключение написали не такое, которое мы просили. Наша сторона сказала, что эксперт не написал – подпись на расписке сделал не ответчик. С учетом других доказательств суд может принять решение об удовлетворении моего иска. Однако суд удовлетворил ходатайство ответчика о назначении повторной экспертизы.
Повторную почерковедческую экспертизу было поручено сделать экспертам Экспертно – Криминалистического Центра Министерства внутренних Дел РФ. На проведение экспертизы отводилось полтора месяца, а оплату расходов в сумме 29 тыс. рублей возложили на ответчика.

На всех последних судебных заседаниях адвокат ответчика стал отрицать перечисление денег истцу на пластиковую карточку ответчиком, а судья стала требовать документ, который бы доказывал, что деньги, перечисленные ему на карточку — возврат долга. На это ушло много времени. Но Сбербанк прислал подтверждение, что деньги на карточку истца перечислялись через терминалы ответчиком. Суду пришлось объяснять, что терминал при перечислении через него денег, не имеет опции, в которой бы вписывалась цель перечисления (например: по договору №; материальная помощь; возврат долга и т.д.).

Кунцевский районный суд (федеральный судья Шерова И.Г.) на этой стадии рассмотрения дела мог принять решение об удовлетворении моего иска о возврате долга. Однако, отправляя расписку на повторную экспертизу, он нарушил несколько статей Гражданского Процессуального Кодекса РФ. Доказательств моей правоты уже на этой стадии было достаточно.

— Принятие судьей версии ответчика, что он перечислял на карточку истца несколько лет материальную помощь, а не возврат долга нарушает п.1 ст.61 ГПК РФ, которая гласит так: « Обстоятельства, признанные судом общеизвестными, не нуждаются в доказывании». Я говорил судье: «Если истец оказывал мне материальную (спонсорскую) помощь, зачем я подал на него исковое заявление. Ведь это же абсурд. Разве Вы бы подали на своего спонсора в суд»? Она ответила – нет. Из этого следует, я не должен ничего доказывать, не нужна ни какая экспертиза. Можно было принимать решение в мою пользу. Почему оно не было принято, не понятно.

— Ответчик на первом судебном заседании попросил судью дать ему месяц для подготовки мирового соглашения с истцом, согласно ст. 55 ГПК РФ он фактически признал имеющуюся перед истцом задолженность. Судья этот факт почему-то не приняла, как еще одно доказательство моей правоты.

-Судья нарушила ст. 154 ГПК РФ, которая гласит: « Гражданские дела рассматриваются и разрешаются судом до истечения двух месяцев со дня поступления в заявления суд…». К этому времени процесс уже длился девять месяцев, а я еще был жив.

Статья написана по материалам сайтов: vuzlit.ru, pravo.ru, www.proza.ru.

»

Это интересно:  План фхд вносим изменения
Помогла статья? Оцените её
1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars
Загрузка...
Добавить комментарий

Adblock detector