+7 (499) 322-30-47  Москва

+7 (812) 385-59-71  Санкт-Петербург

8 (800) 222-34-18  Остальные регионы

Бесплатная консультация с юристом!

Международные механизмы борьбы с коррупцией

Опыт функционирования организационно-правового механизма противодействия коррупции ведущих демократических государств мира ориентирован на комплексное применение правовых, экономических, организационных и просветительско-воспитательных мер не только для подавления, а прежде всего — для выявления основных зон коррупционных рисков и предупреждения коррупционных проявлений.

Международное сообщество давно усвоило, что в условиях глобализации коррупция перестала быть сугубо национальным явлением и превратилась в массовое преступление с существенно выраженной международной составляющей. А значит, причиняет материальный, политический и моральный вред не только национальным интересам отдельных государств, но всему международному сообществу, поэтому вопросам борьбы с коррупцией уделяется повышенное внимание, с пониманием того, что победить коррупцию можно только при наличии хорошего законодательства, твердой политической воли и только системными мерами. В соответствии с этим разрабатывают антикоррупционные программы, планы и соответствующие маршрутные карты выявления зон повышенного коррупционного риска, нейтрализации или минимизации последствий коррупции.

Всестороннее изучение и конструктивное использование зарубежного опыта борьбы с коррупцией крайне важно для современной России как с научной, так и с практической точки зрения. Тем более что основные закономерности функционирования государственного аппарата управ-

ления универсальны и в части противодействия коррупции не особенно зависят от национальной специфики. Везде коррупция — это приватизация государства, взяточничество, мошенничество, рейдерство, корыстное покровительство, непотизм, клептократия, другие формы административных и экономических корыстных злоупотреблений.

Россия взяла на вооружение многие общепринятые в мире стандарты организационно-правового механизма противодействия коррупции. Но в нашей стране пока не все они работают качественно и не всегда и не везде эффективно реализуются, даже те, что нормативно закреплены. Об этом свидетельствует динамика роста отечественного коррупционного рынка. За этим скрывается формализм в реализации требований антикоррупционного законодательства, поверхностность в проведении предварительной экспертизы нормативных правовых актов и управленческих решений, отсутствие должной проверки объективности подаваемых деклараций о доходах, расходах и имуществе, «беззубость» дисциплинарной практики, нарушение этических требований служебного поведения.

В этом смысле изучение зарубежного опыта противодействия коррупции и реализации (адаптированных соответствующим образом) предусмотренных международным правом правовых установлений и апробированных на практике антикоррупционных стандартов — нормативно закрепленных минимальных требований, предъявляемых к субъектам борьбы с коррупцией, поможет создать в России надежные правовые, политические, экономические и духовно-нравственные предпосылки для эффективной борьбы с коррупцией и, главное, ликвидации причин и условий, ее порождающих.

Наиболее существенные успехи в деле противодействия коррупции, как свидетельствуют исследования многих отечественных и зарубежных научных центров [1] , достигнуты в Дании, Новой Зеландии, Финляндии, Сингапуре, Швеции, Канаде, Нидерландах, Швейцарии, Австралии, Норвегии, Австрии, Германии, Великобритании, Соединенных Штатах Америки, Франции, Израиле. По мировому индексу восприятия коррупции по системе Transparency International указанные страны находятся в первой тридцатке наиболее благополучных в коррупционном отношении стран. Коррупция здесь тотально отслеживается на всех уровнях и звеньях управленческой иерархии, во всех аспектах и формах ее проявления. Да и формы антикоррупционной деятельности достаточно разнообразны: от создания эффективного антикоррупционного законодательства, отладки мониторингового научного анализа тенденций коррупционной преступности до пропаганды законопослушного поведения и формирования здоровой нравственной атмосферы общественных отношений. Не случайно именно эти страны находятся на самых высоких позициях в мировых рейтингах социально-экономической конкурентоспособности и коррупционной чистоты. Рассмотрим опыт некоторых из них.

Противодействие коррупции в зарубежных странах

В статье рассматривается зарубежный опыт борьбы с коррупцией на примере США, Сингапура. Анализируется законодательство по борьбе со взяточничеством в этих странах. Перечислены основные принципы международного сотрудничества в борьбе с организованной преступностью. Раскрыт международный опыт инструментария общественного контроля и контроля со стороны средств массовой информации, который помогает эффективно выявлять коррупцию во всех структурах власти. Изучена глобальная программа против коррупции ООН в судебной системе. Автором выделены механизм, способствующий снижению уровня коррупции в стране.

Современное состояние коррупции становиться теми условиями, которые создают реальную угрозу национальной безопасности и демократическому развитию большинства стран мира.

По справедливому выражению Президента РК Лидера Нации Н.А. Назарбаева, озвученному в Послании народу Казахстана «Стратегия «Казахстан-2050» Новый политический курс состоявшегося государства» -Коррупция не просто правонарушение. Она подрывает веру в эффективность государства и является прямой угрозой национальной безопасности [1].

Проблема борьбы с коррупцией носит транснациональный характер. Помимо национальных организаций и государственных органов существуют международные организации, специализирующиеся на проблемах борьбы с коррупцией. Среди них Организация экономического сотрудничества и развития, Transparency International, Группа государств против коррупции (GRECO), а также подразделения ООН, Мирового банка, ВТО, Евросоюза [2].

В мире нет уникального набора механизмов борьбы с коррупцией, который оптимален для всех стран. Так, государства с большой площадью территории, федеральным устройством и высокой численностью населения отличаются значительным уровнем коррумпированности прежде всего в правоохранительных органах и муниципальных органах власти. Государства, площадь занимаемой территории которых незначительна или же численность населения мала, напротив, отличаются низкой коррумпированностью местных органов власти, но более подвержены «политической» коррупции [3].

Следует отметить, что в практике цивилизованного мирового сообщества уже сложились основные принципы международного сотрудничества в борьбе с организованной преступностью. К ним относятся:

  • систематизированный, комплексный подход к проблеме борьбы с организованной преступностью;
  • сужение возможностей для преступной деятельности. Можно уменьшить спрос на незаконные товары и услуги.
  • уменьшение уязвимости законной экономики;
  • подрыв экономической базы организованной преступности;
  • формирование унифицированного законодательства. В частности, необходимо узаконить: а) ограничение банковской тайны;

б) тщательное изучение бизнесменами своих клиентов и деловых партнеров; в) выявление подозрительных операций и донесение о них;

г) регулирование деятельности предприятий или профессиональных групп по финансовым операциям; д) конфискацию активов, нажитых преступным путем;

е) действенные механизмы международного сотрудничества.

Различные подходы к взаимодействию права и государства, взаимоотношениям человека и государства сохранились и современном мире [4. c, 5].

Наиболее заметные усилия в борьбе с коррупцией и организованной преступностью демонстрируют США. Там действуют «Принципы этичного поведения правительственных чиновников и служащих» 1990 г.; Закон об этике в правительственных учреждениях 1978 г., установивший обязательную отчетность некоторых категорий служащих за их финансовое положение; Закон о контроле над организованной преступностью, предусматривающий статус неприкосновенности для некоторых свидетелей; целая система федеральных законов о борьбе с рэкетом, давлением, коррупцией, организованной преступностью – так называемые законы РИКО, принятые еще в 1970 г. Отметим, что именно на основе законов РИКО Соединенным Штатам удалось снизить уровень коррупции, организованной преступности, наркобизнеса. Суть этих законов в активном применении института конфискации у членов преступных организаций, коррупционеров и применении уголовной ответственности к юридическим лицам [5,c.7-10]. В Австралии, основным направлением в борьбе с коррупцией является сбор обращений отдельных граждан или юридических лиц в целях дальнейшего доказательства факта коррупционного деяния и внесения соответствующих изменений в правовую базу. Это позволяет в дальнейшем пресечь возможную коррумпированность и сделать более прозрачным конкретный механизм принятия решения.

В Дании считается, что безусловное законопослушание, соблюдение высоких моральных принципов всеми членами общества являются основой наиболее эффективного (соответственно менее затратного) способа управления обществом. Случаи нарушения административных и законодательных норм пресекаются на всех уровнях. Так, за небольшое превышение скоростного режима принц Йоахим, младший сын королевы Дании, был подвергнут штрафу на общих основаниях и резкой критике в прессе. Один из министров правительства ушла в отставку из-за того, что ее муж использовал для работы на собственной ферме иностранных работников без надлежащей регистрации.

Отличительной особенностью антикоррупционной системы Финляндии, является то, что в стране, базирующейся на социально-экономической модели общества, никогда не было специального закона о борьбе с коррупцией, а антикоррупционные нормы содержатся в разных правовых документах в Конституции, УК, гражданском законодательстве и узкоспециализированных актах. В законодательстве термин «коррупция» не используется, вместо него применяется термин «взяточничество».

Среди азиатских стран, в которых антикоррупционные законы последовательно реализуются на практике, стоит выделить Сингапур. Так, еще в начале 50-х годов XX века это государство было бедной страной и отличалось высокой коррумпированностью бюрократического аппарата. Выработанная в 1960 году антикоррупционная стратегия, закрепленная в Акте о предотвращении коррупции, основывалась не на быстром искоренении этого явления, а на принципе контроля над коррупцией. Он заключается в том, что попытки искоренить коррупцию основывались на стремлении минимизировать или исключить условия, создающие как стимул, так и возможность склонения личности к совершению коррумпированных деяний. Одним из механизмов реализации стратегии стало последовательное существенное повышение заработной платы государственным служащим, в том числе в целях уменьшения «утечки мозгов» в частный сектор, а также сокращение разницы между величиной заработной платы бюрократического аппарата и сотрудников коммерческих структур. Параллельно использовался сдерживающий эффект посредством ужесточения ответственности за это преступление (лишение свободы, крупные штрафы). Борьбой с коррупцией занимается специальное антикоррупционное агентство, имеющее широкий круг прав и полномочий, в том числе на проверку любых банковских, долевых и расчетных счетов лиц, подозреваемых в совершении этого преступления [6, c. 56-63].

В некоторых странах, например в КНДР, вообще нет специальных законов, регулирующих борьбу с коррупцией, а правоохранительная деятельность в этой сфере ведется главным образом на основании внутриведомственных инструкций, носящих закрытый характер. Показательным является зависимость средств массовой информации в освещении ситуации по борьбе с коррупцией, а также отсутствие их доступа к документам органов власти.

Несмотря на то, что при рыночной экономике ресурсы внутри государства распределяются преимущественно неадминистративными методами, наличие механизма обязательного получения лицензий, разрешений и др. для осуществления законной деятельности, а также проведения различного рода приватизационных сделок, тендеров, носящих зачастую непрозрачный характер, способствует развитию коррупционных проявлений. В ряде стран институтами борьбы с коррупцией являются не множество отдельных подразделений государственных органов власти, а специальные антикоррупционные комитеты (органы), наделенные широкими полномочиями. Их сотрудники имеют высокую степень социальной защищенности и независимости, в том числе от исполнительной власти.

В мировой практике борьбы с коррупцией активно используется инструмент общественного контроля и контроля со стороны средств массовой информации, который помогает эффективно выявлять коррупцию во всех структурах власти. Однако действенность этого инструмента обусловлена наличием законов о свободе передачи информации, позволяющих проводить журналистское расследование, законов, запрещающих всякую цензуру и обеспечивающих финансовую независимость средств массовой информации, в том числе от правительства.

Кроме того, в ряде государств, например в Бельгии, антикоррупционные программы нацелены на разработку и принятие специальных кодексов поведения (этики) для государственных (муниципальных) служащих. В разработанной программе GRECO и Глобальной программе против коррупции ООН рекомендуется детально регламентировать в кодексах модель поведения служащих, с тем чтобы последние могли четко представлять свое поведение в том или ином случае, а также перечислять конкретные санкции за нарушение установленных в кодексе правил и механизм контроля над их соблюдением. Примером может служить предусмотренное в Глобальной программе против коррупции ООН введение открытых деклараций для судей и их родственников, а также правил деятельности судебных органов, которые содержали бы распределение дел между судьями по жребию, ротацию судей и судебных служащих, недопущение личного контакта сторон с судьей до судебного заседания, чтобы исключить возможность коррупционных связей.

Анализ международного опыта борьбы с коррупцией позволил выделить следующий механизм, способствующий снижению уровня коррупции в стране:

  • формирование принципов работы государственной власти на основе публичности и открытости; возможность доступа граждан, общественности и средств массовой информации к документам органов государственной власти;
  • государственное финансирование политических партий, исключающее возможность их финансирования из иных источников, в том числе коммерческих;
  • отсутствие в системе государственного аппарата «политических» должностей; небольшая численность бюрократического аппарата при четкой его структурированности;
  • закрепление должностных полномочий в соответствующих регламентах;
  • наличие у государственного чиновника права на собственное обоснованное мнение, которое может отличаться от мнения начальника и в случае принятия руководителем «политического» решения, отличающегося от предложения подчиненного, служит основанием (при отсутствии на документе визы) считать документ юридически недействительным;
  • материальная и социальная обеспеченность чиновников. Вместе с тем государственным служащим не запрещено заниматься бизнесом, владеть и управлять акциями коммерческих компаний и получать дивиденды. Все коммерческие доходы декларируются, и с них выплачиваются налоги. При этом существует правило «конфликта интересов», т. е. запрет лоббировать интересы своего бизнеса;
  • снижение иммунитета высших должностных лиц;
  • обеспечение действующей системы конфискации имущества должностных лиц в случае выявления факта их коррумпированности;
  • систематическое повышение заработной платы государственным служащим;
  • упрощение административных процедур, в которых участвуют граждане; установление требований, предъявляемых к ним; систематический отзыв пересекающихся инструкций и нормативов;
  • государственный и общественный контроль доходов и расходов должностных лиц, контроль личных банковских счетов должностных лиц и членов их семей.
  1. Послание Президента Республики Казахстан-ЛидеранацииНурсултана Назарбаева народу Казахстана«Стратегия «Казахстан-2015»: новый политический курс состоявшего государства».14 декабря 2012г.
  2. ДекларацияООНо борьбе с коррупцией и взяточничеством в международных коммерческих операциях. //СПС Консультант Плюс.
  3. Жужома М.Ю. Экономический механизм противодействия коррупциикакугрозе финансовой безопасности Российской Федерации. Автореферат диссертациинасоискание ученой степени кандидата политических наук.М27с.
  4. СабитоваА.А.КонституцияРКи защита прав и свобод человека.Вестник КазНПУ им.Абая, серия«Международная жизнь и политика», «1(40),2015г.
  5. АгеевВ.Н.Противодействие «государственной коррупции»: зарубежныйопыт/ В.Н. Агеев // Следователь. № 8.
  6. БочарниковИ.В.Зарубежныйопытпротиводействиякоррупции/И.В.Бочарников//Следователь.№10.

Международный опыт борьбы с коррупцией

Коррупция в той или иной форме существует во многих зарубежных государствах, общепризнан ее международный характер. Коррупция в международно-правовых актах определяется как одна из глобальных проблем в сфере обеспечения международного правопорядка. Международное сообщество стремится к объединению усилий в деле предупреждения и пресечения коррупции. В настоящее время меры по предупреждению коррупции представлены в международных антикоррупционных программах:

Это интересно:  Перерыв течения срока исковой давности

— глобальная программа против коррупции ООН;

— Декларация ООН о борьбе с коррупцией и взяточничеством в международных коммерческих операциях;

— Конвенция ООН против коррупции и т.д.

В Совете Федерации изучают и обобщают опыт стран СНГ, иностранных государств и практику международного сотрудничества в деле противодействия коррупции. С этой целью проводятся международные конференции в рамках межпарламентской ассамблеи государств СНГ, лекции и семинары, посвященные конвенциям ООН и Совета Европы по борьбе с коррупцией.

Первыми документами, ратифицированными Российской Федерацией в области борьбы с коррупцией, являются Конвенция ООН против коррупции и Конвенция Совета Европы «Об уголовной ответственности за коррупцию».

Международное сотрудничество должно помогать государствам разрабатывать унифицированные административно-правовые средства для выполнения взятых на себя обязательств в сфере предупреждения и пресечения коррупции в системе государственной службы.

Зарубежный опыт борьбы с коррупцией имеет важное значение и может быть учтен в национальном законодательстве.

На протяжении 20 века среди промышленно развитых стран наиболее масштабную и бескомпромиссную борьбу с коррупцией развернули США, Италия, Гонконг и Сингапур.

Одним из инициаторов активного противодействия коррупции внутри страны и на международной арене выступили США, имеющие значительный опыт борьбы с этим явлением.

В Конституции США, принятой в 1787 г., получение взятки относится к разряду тягчайших преступлений. Согласно Конституции за данное преступление президенту США может быть объявлен импичмент.

В конце 1960-х годов с коррупцией в США решили бороться специальными методами. В частности, специалисты ФБР разработали и успешно осуществили операцию под названием Шейх и пчела».

Агенты ФБР внедрялись в коррупционные сети под видом посредников арабских миллионеров и предлагали высокопоставленным государственным служащим и конгрессменам большие взятки за продвижение их коммерческих интересов.

В результате операции только за один год было уличено в коррупционных преступлениях и впоследствии уволено свыше двухсот государственных чиновников.

Тем не менее начало реальной борьбы с коррупцией в США относится к 70-м годам прошлого столетия. Шок от громкого коррупционного скандала, связанного с деятельностью американской компании «Локхид» в Японии и приведшего к отставке правительства страны, побудил американских законодателей принять в 1977 г. Акт о зарубежной коррупционной практике. Этот Акт ставил вне закона подкуп зарубежных должностных лиц американскими гражданами и компаниями.

Однако после принятия данного закона американское деловое сообщество стало жаловаться на то, что жесткая позиция США в отношении к коррупции серьезно подрывает позиции американских компаний, работающих в коррумпированном окружении стран «третьего мира». В результате в 1988 г. в акт были внесены соответствующие поправки.

Согласно отчету департамента торговли США, подготовленному в 1996 г. при содействии спецслужб США, американские фирмы понесли убытки, оцениваемые в 11 млрд долл., из-за того, что их конкуренты прибегали к взяточничеству.

На этом основании в США была инициирована кампания, направленная на то, чтобы заставить другие страны — участницы ОЭСР объявить преступлением дачу взяток иностранным чиновникам.

В тот период администрация Б. Клинтона объявила переговоры в ОЭСР по поводу взяточничества одним из приоритетов в деятельности Государственного департамента США. Таким образом американцы хотели поставить своих конкурентов в равные условия.

С целью усиления мер по борьбе с коррупцией и оказания содействия американским компаниям в решении этой проблемы на международном уровне в начале третьего тысячелетия министерство торговли США создало на своем в интернете» горячую линию».

Таким образом, теперь любая фирма может сообщить об известных ей случаях использования взяток при заключении международных контрактов непосредственно в министерство торговли США.

Однако в последние годы масштабы взяточничества в американской экономике вновь достигли такого уровня, что правительство было вынуждено начать широкомасштабную атаку против компаний, использующих взятки для продвижения своих интересов за рубежом.

В последние годы правительство США приняло ряд новых антикоррупционных законов и привлекает к уголовной ответственности все большее число чиновников и бизнесменов.

Еще одним ярким примером эффективной борьбы с коррупцией, которому, я считаю, нам надо последовать, является операция « Чистые руки», проведенная в Италии в начале 90-х, операция имела ошеломляющие результаты.

На Апеннинах царит культ подношений и подарков, поэтому взятка в сознании обывателей давно перестала быть серьезным преступлением. Но к началу 1990-х коррупция опутала всю государственную систему и спровоцировала политический кризис, причем не последнюю роль в этом сыграл бизнес. В Италии партии обладают реальной властью, поэтому предприниматели покупали себе защиту, финансируя политиков. Постепенно практика стала нормой, а между бизнесом и функционерами образовались прочные коррупционные связи. Кое-где политики даже устанавливали таксу: например, одна компания из Калабрии ежемесячно сдавала на партийные нужды 4,5% прибыли, часть денег — около 3% — оседала в местном филиале, остальное отправляли в штаб-квартиру. На первый взгляд пожертвования безобидны. Но это не так. Чем теснее становились связи, тем больше возможностей появлялось у нечистых на руку бизнесменов: государственные заказы, важные контракты, инсайдерская информация.

Используя коррумпированных политиков, дельцы часто сводили счеты с конкурентами.

Ее итоги впечатляют: тюремные сроки получили более 500 политиков, в том числе пожизненный сенатор Джулио Андреотти и премьер Кракси. Под следствием оказались около 20 тысяч человек. Чтобы избежать обвинений, уволилось больше 80% чиновников. Бизнесу тоже досталось: в поле зрения органов попали сотрудники Fiat, Olivetti и других корпораций. Осужденные коррупционеры получили не только тюремные сроки, к ним применяли хорошо известную в СССР меру — конфискацию имущества. В экспроприированных домах размещали государственные учреждения: больницы, суды, полицейские участки.

На бутылках с вином, которое было изготовлено из выращенного на конфискованных землях винограда, демонстративно красовалась надпись: «Сделано на винограднике, отобранном у мафии». Деньги коррупционеров направляли в социальную сферу и сельское хозяйство. Это был очень продуманный пиар-ход, который усилил общественную поддержку антикоррупционной кампании.

Может показаться, что вся эта операция — случайность от начала до конца. Но это не так. В любом случае ее успех был предопределен следующими факторами.

* Демократический строй. В Италии абсолютной властью не обладает ни премьер-министр, ни тем более президент, а сильные партии по-настоящему борются за власть, конкурируют и, значит, не прощают друг другу ошибок. Еще будучи премьером, Сильвио Берлускони несколько раз давал показания в суде. В придачу ко всему, к концу 1980-х — началу 1990-х обострилась политическая обстановка в Италии. Две самые сильные партии — Социалистическая и Христианско-демократическая, которые больше других были замешаны в коррупции, узурпировали власть. Естественно, это не нравилось другим политическим игрокам. Потому они ухватились за «дело Кьезы» и не дали его замять.

* Свободные СМИ. От телевидения и прессы не стали скрывать подноготную, и журналисты с удовольствием раскрутили скандал, разбудив широкие слои населения.

* Последовательность правоохранительных органов. В статье в журнале «Эксперт» Ди Пьетро отмечал: «Цель операции состояла в том, чтобы обнажить всю глубину явления в расчете на то, что дальше пойдут другие — те, кто продолжит демонтаж коррупционной системы».[4,с.34] Другие пошли.

* Сильная и независимая судебная власть. Независимость магистратуры (прокурорских служащих, судей, следователей) в Италии провозгласила еще Конституция 1947 года. Назначить или снять с должности служителей Фемиды может только Высший совет, большинство членов которого выбираются самой магистратурой. В своих решениях он ни от кого не зависит. Именно поэтому Ди Пьетро, начавший кампанию, которая осложнила жизнь очень многим влиятельным людям, не был уволен и смог продолжить начатое. Кроме того, уже в ходе кампании следственным органам разрешили свободно допрашивать членов парламента, что сильно облегчило ход операции «Чистые руки». Конечно, одна кампания не могла вытравить коррупцию окончательно. Но она разбудила пассивное общество и запустила механизм обновления и очищения.

Еще одна страна заслуживающая внимания это Гонконг.

Гонконг — одна из финансовых столиц мира. Чтобы добиться этого, властям понадобились тридцать лет и гигантские усилия. В начале 1970-х Гонконг был очагом преступности — под крылом коррумпированной полиции процветали рэкет, наркоторговля и проституция. И тогда власти решились на радикальные меры — они упразднили бесполезную антикоррупционную службу, входившую в состав МВД, и в 1973 году вместо нее учредили Независимую комиссию по борьбе с коррупцией (НКБК). Она стала подчиняться напрямую губернатору Гонконга. Опасаясь притока в НКБК продажных полицейских, туда брали прогрессивную молодежь: выпускников лучших университетов и молодых специалистов, не успевших пока обзавестись вредными связями. Губернатор лично назначал каждого члена комиссии — на шесть лет без возможности переизбрания.

НКБК состоит из трех департаментов: оперативного, профилактического и по взаимодействию с общественностью. Оперативный занимается сыскной работой: вычисляет и разрабатывает взяточников, допрашивает их и отправляет дела в суд. Профилактический выявляет коррупционные связи в госаппарате и изучает схемы взяточников. Главная его задача — найти уязвимые места в государственной машине. Департамент по взаимодействию с общественностью ведет пропагандистскую работу и отслеживает настроения в обществе.

За долгие годы коррупция в Гонконге превратилась в разветвленную систему. Понимая это, НКБК первым делом взялась за крупную рыбу. Посадив за решетку самых влиятельных из продажных должностных лиц, она обезглавила коррупцию. Очень важно, что в сознании обывателей члены комиссии не стали карателями, хватавшими проворовавшихся чиновников по ночам. Этому способствовало то, что их работу с самого начала активно освещали СМИ. Параллельно с силовыми акциями правительство вело пропаганду, стараясь подключить к проблеме все общество. НКБК получила беспрецедентные полномочия. Фактически ее сотрудники работают по законам военно-полевого суда: могут арестовать чиновника, руководствуясь лишь обоснованными подозрениями, долгое время держать его под арестом без предъявления обвинений, замораживать банковские счета. Многие радикальные нововведения закреплены в законодательстве. Один из законов установил презумпцию виновности для чиновников, живущих на широкую ногу. Для НКБК этого достаточно, чтобы возбудить уголовное дело. Обвиняемый избежит преследования, только если докажет легальность происхождения денег. Иначе ему грозят десять лет тюрьмы.

Это интересно:  Как перейти на усн в 2019 году

Сотрудники НКБК сами могли бы легко пополнить ряды взяточников, но правительство позаботилось о том, чтобы этого не произошло. Зарплаты в НКБК в среднем на 10% выше, чем у других служащих, и за ними надзирают общественные комитеты, составленные из чиновников, предпринимателей и представителей интеллигенции.

«Азиатские тигры» преуспели в борьбе с коррупцией. Еще одно тому подтверждение — Сингапур. Получив независимость в 1965 году, страна вынуждена была одновременно решать множество проблем. Одной из них была коррупция.

Впрочем, работа в этом направлении началась даже чуть раньше. Скудный бюджет страны не позволял правительству провести дорогостоящую кампанию. Первым этапом стало изменение законодательства. Еще в 1960 году был принят Акт о предотвращении коррупции (РОСА). Он преследовал две цели: нейтрализовать коррупционноемкие статьи и ужесточить наказание за взяточничество. Еще до этого был создан специальный орган — Агентство по борьбе с коррупцией (АБК), директор которого подчинялся напрямую премьер-министру страны. Но до принятия РОСА работа агентства не приносила ощутимых результатов. РОСА устранил несколько серьезных препятствий. Во-первых, он дал четкое и емкое определение всех видов коррупции. Взяточники не могли больше увиливать, получая «благодарность» в форме подарков и прячась за размытыми формулировками.

Во-вторых, РОСА регламентировал работу агентства и дал ему серьезные полномочия. В-третьих, он увеличил тюремные сроки за взятки. Все это развязало руки Агентству: оно получило разрешение задерживать потенциальных взяточников, проводить обыск у них в домах и на работе, проверять банковские счета и т.д. В ведомстве три отдела: оперативный, административный и информационный. Два последних кроме поддержки оперативной работы отвечают и за «чистоту» бюрократии. В их ведении отбор кандидатов на высокие государственные должности, профилактические меры и даже организация тендеров на госзаказы.

Позже сингапурское законодательство несколько раз дополняли, например, в 1989 году ввели конфискацию имущества. Жесткий контроль дал неплохие результаты, поэтому власти перешли ко второму этапу борьбы со взяточничеством — «мягкому».

Правительство задумало сделать профессию чиновника не только высокооплачиваемой, но и уважаемой. В Сингапуре на государственном уровне проповедуется принцип меритократии. Путь наверх открывается перед самыми умными, прогрессивно мыслящими и способными. За это отвечает Агентство по борьбе с коррупцией. Вербовка происходит еще в школе, а дальше будущую элиту ведут: помогают поступить в университет, отправляют на учебу и стажировку за границу, поощряют успехи. Так постепенно чиновничий аппарат обновлялся правильно выученными и воспитанными кадрами, многие из которой пополняли ряды агентства. Все это на фоне жесткого давления коррупционеров.

Политика кнута и пряника принесла плоды: уровень коррупции в Сингапуре упал в разы.

Местная бюрократия считается одной из самых эффективных в мире. И самой высокооплачиваемой — заработки чиновников выше, чем у равных им по статусу служащих в США.

Ни одну стратегию нельзя скопировать «как есть» — ментальные и экономические различия не дадут этого сделать. Но анализ всех четырех кампаний позволяет понять главное: чтобы борьба со взяточничеством принесла результат, нужны особые условия (демократия, как в Италии, или полувоенное положение и меритократия, как в странах Азии). Ниже попробуем дать оценку того, что нужно сделать в России, для успешной антикоррупционной политики опираясь на опыт этих четырех стран.

1)Устранить системные препятствия.

* Нет внешнего контроля над бюрократией. Если в Италии, Швеции или любой другой развитой демократической стране политики контролируют армию чиновников, то в России чиновники никому не подконтрольны. Пока не будет партийной конкуренция, о нормальной антикоррупционной кампании не может идти и речи.

* Нет независимых общественно-политических СМИ. Тут можно привести в пример Италию, где СМИ раскрутили дело Марио Кьезы, а потом освещали всю операцию. У партийных лидеров просто не было рычагов влияния на редакторов и издателей.

* Не развито гражданское общество. Гражданское общество (оно сильно в Европе и США, в странах Юго-Восточной Азии еще не развито, но там существует уважение к власти) — вот залог успеха антикоррупционных кампаний. В Италии Ди Пьетро с коллегами опирался на общественность, и это сыграло решающую роль.

* Власть непрозрачна. Это следствие трех первых причин.

Начинать «лечение» системы от коррупции нужно именно с этих проблем, а потом делать вполне понятные тактические шаги: создавать независимую судебную систему, если потребуется — специальную службу вроде гонконгской НКБК, чистить ряды и изменять принцип оплаты труда чиновников.

Плохие законы могут уничтожить любую антикоррупционную инициативу, продуманные — гарантированно облегчат ее ход.

Во-первых, изменить принцип формирования законов. Российское законодательство создавалось из лучших мировых законов. Оно безупречно, но не «настроено» под нашу страну. Если в США закон о ценных бумагах появился уже после того, как заработал рынок, то в России это произошло почти одновременно. Многие наши институты оторваны от реальности.. Если назрела необходимость изменить таможенное законодательство, лучше прислушаться к роптанию импортеров, чем ловить их за руку у властных кабинетов. Реакция всегда запаздывает, а значит, борьба с коррупцией может продолжаться вечно.

Во-вторых, насколько это возможно, «обелить» законодательство. Некоторые процедуры сейчас вне закона, хотя в них нет ничего уголовного. Яркий пример — законопроект о лоббировании, который несколько раз отклоняла Дума. Если вдуматься, ситуация странная: крупный бизнес вынужден идти на преступление и давать взятку, даже продвигая прорывную технологию. А ведь попытка донести свою позицию до сведения законодателей — не криминал. От четко прописанной процедуры внесения бизнес-инициатив выиграют все. Бизнесу незачем будет давать взятку, чтобы его выслушали, а власти обесточат мощную коррупционную схему. В-третьих, избавиться от «правовых пустот» — неточностей, недоговорок и общих формулировок в законах. Пока что их много. В законодательстве нет категории «незаконное обогащение» ,как в конвенции ООН. Появись она, можно было бы привлекать к ответственности чиновников, которые не могут объяснить происхождение своего капитала.

Одной из самых эффективных форм воздействия на корыстных преступников конфискация, которая широко применяется в США и Европе. Этот законопроект депутаты также предлагали внести в законодательство, но Дума, как и закон о лоббировании отклонила его. Я не знаю, чем руководствуется правительство отклоняя реально нужные законопроекты. Наверное, срабатывает закон самосохранения. Ведь не предлагают списать статью о конфискации с нормы советских времен, где конфискация была полной: человека оставляли буквально с кроватью, фуфайкой, ложкой и чашкой. Конфискации должно подлежать все незаконно приобретенное, или его эквивалент, если незаконно приобретенное уже потрачено. Но законодателям такая трактовка не понравилась.

3)Провести криминологическую и коррупционную экспертизу законодательства, а она, очень нужна. В пример можно привести статью 575 ГК РФ [5], которая разрешает государственным служащим принимать подарки, если их стоимость не превышает пяти МРОТ. Видимо, с заполнения «правовых пустот» и надо начинать российскому правительству.

4)Найти «опорный» класс

Гонконгское правительство положилось на прогрессивную и решительную молодежь, которая составила костяк НКБК. Сингапурские власти сами вылепили класс честных бюрократов и теперь могут смело на них рассчитывать.

В России пока такой социальной группы нет. Возможно, такой социальной группой может быть набирающий темпы средний класс — прогрессивные образованные люди с четкими жизненными установками и моральными принципами. Надо только не мешать ему развиваться, и тогда через несколько лет он станет проводником антикоррупционной философии.

5)Создать благоприятную среду

В Италии и в азиатских странах борьбу со взяточничеством активно поддерживало население. В России коррупцию воспринимают как нечто самой собой разумеющееся, и это большая проблема.

Работать с молодыми специалистами и студентами. Здесь можно взять на вооружение азиатский принцип меритократии. Пока мы не начнем формировать у молодежи правильный взгляд на вещи, пока она не проникнется осознанием того, что плохо не только красть, но и брать взятки, с мертвой точки дело не сдвинется.

Подготовив таким образом почву и добившись ощутимых успехов в построении гражданского общества, можно запускать свои «Чистые руки». Как правило, серьезные реформы в России происходили после смены власти. Элита зацементирована личными связями, и, пока они не разрушены, система будет противоборствовать любым преобразованиям. Так что глобальные изменения нужно приурочить к смене элиты — другого выхода нет.

К сожалению, в сфере борьбы с коррупцией у России больше неудач, чем успехов, но нельзя утешать себя тем, что «она родилась вместе с государством и может погибнуть только вместе с ним» так как представляется возможным сдерживать ее в определенных рамках и примером тому служит позитивный опыт зарубежных стран .Проанализировав наиболее успешные антикоррупционные кампании-США, Сингапура, Италии и Гонконга мы попытались примерить их опыт к России, с учетом наших особенностей, на мой взгляд некоторый опыт этих стран все-таки можно применить и к России. В последней главе нашей курсовой работы мы рассмотрим непосредственно современные методы борьбы с коррупцией в России.

Международный опыт борьбы с коррупцией

Опасное для общества явление коррупции не знает национальных границ, масштаб его давно достиг международного уровня. Благоприятная атмосфера для процветания коррупции сложилась во второй половине XXвека. Человеческое общество на всех континентах стало переживать одни и те же глобальные процессы: отход от традиционных ценностей, укрепление позиций рыночной экономики, колоссальная дифференциация населения, углубление пропасти между показателями социально-экономического развития постиндустриальных стран и отстающего «третьего мира»…

Но коррупция — не простое преступление. Не случайно в уголовном законодательстве большинства стран мира мы не найдем состава преступления, обозначенного термином «коррупция». Нет зачастую и единых комплексных актов противокоррупционного характера. Почему? А потому, что бороться с многоликой, многоголовой гидрой коррупции можно и нужно только системой мер.

Международная борьба с коррупцией — это система отношений между государствами в лице их органов, международными правительственными и неправительственными организациями, транснациональными корпорациями и иными организациями по вопросам противодействия коррупции. Система, которая включает в себя согласованные антикорупционные политику, стратегию и тактику, выработку международных соглашений и договоров, их включение во внутреннее законодательство государств.

Опыт подобного противодействия уже накоплен и реализуется, как в странах, признанных наиболее «чистыми» в смысле коррупции (Финляндия, Дания, Новая Зеландия, Исландия, Швеция, Сингапур, Канада, Нидерланды, Люксембург, Норвегия, Австралия, Швейцария и др.), так и в странах, находящихся на другом полюсе данного рейтинга (Сомали, Бангладеш, Ирак, Чад, Румыния, Нигерия, Индонезия, Вьетнам и пр.)

Международный опыт борьбы с коррупцией показывает, что успех в ней зависит от ряда факторов, но в целом представить своеобразную «цепочку результативности» можно следующим образом:

Это интересно:  Порядок проведения проверок устанавливается

Осознание государством и гражданами страны проблемы коррупции как угрозы национальной безопасности;

Вычленение в этой угрозе внутреннего и внешнего аспектов, политической и экономической составляющих;

Формирование стабильного и эффективного антикоррупционного законодательства с учетом опыта других государств;

Создание реально действующего механизма борьбы с коррупцией, включая работу независимой судебной системы;

Культивирование в обществе атмосферы нетерпимости и полного неприятия коррупционного поведения отдельных его членов и социальных групп.

Победа над коррупцией будет обеспечена совместными действиями, употребляя военную терминологию, трех фронтов: самих государств, гражданского общества и всем международным сообществом в целом.

В фундаменте этой победы лежат три основания, представляющие собой антикоррупционную стратегию:

Сильная политическая воля руководства стран и единая государственная политика противостояния коррупции;

Постоянный социальный контроль со стороны гражданского общества за всей системой государственного управления;

Жесткая подотчетность имеющих властные полномочия лиц перед действительно независимыми органами, наделенными, в свою очередь, полномочиями по привлечению этих лиц к ответственности независимо от высоты их общественного статуса.

Безусловно, при прочих равных условиях, антикоррупционные достижения ярче видны там, где исторические традиции, менталитет нации, религиозный опыт и иные духовно-нравственные факторы обеспечивают складывание в общественном сознании представления о чиновнике как об уважаемом человеке. Человеке, задача которого — государственная защита и охрана прав и интересов граждан. Страны, где такое представление формировалось веками, — Великобритания, Германия, Франция, Япония и другие — в начале XXIвека имеют эффективный механизм борьбы с коррупцией. В чем же состоит международный опыт этой борьбы?

Во-первых, приходится признать: нет в мире стран, где отсутствовала бы коррупция. С 1995 года некоммерческая независимая организация по изучению и борьбе с коррупцией Транспаренси Интернэшнл (TranspаrencyInternational), что означает «Международная Прозрачность», публикует доклад, в котором приводит данные ИВК (Индекса Восприятия Коррупции). Из приводимого списка стран видно, что свободных от коррупции мест на планете не осталось (см. материалы к урокам).

Во-вторых, коррупция проявляет себя во всем мире одинаково. Основные виды ее проявления – это:

подкуп государственных национальных должностных лиц;

подкуп членов государственных представительных органов власти;

подкуп иностранных политических деятелей;

подкуп в частном секторе;

подкуп должностных лиц международных организаций;

использование служебного положения в корыстных целях;

отмывание денег, полученных от корыстных преступлений.

Причем, существует так называемая низовая коррупция (взяточничество мелких и средних чиновников) и коррупция в высших «эшелонах власти».

В-третьих, при всей многоликости коррупции бороться с ней можно, используя средства как процедурные, так и институциональные. Одним из лидеров мирового антикоррупционного движения являются США. Сейчас там реализуется комплексная стратегия борьбы с коррупцией на международном уровне по таким направлениям, как:

экономическое реформирование, направленное на ослабление государственного регулирования;

повышение открытости административных процессов;

перестройка деятельности государственного аппарата, сокращение бюрократических структур и снижение их влияния на экономику;

совершенствование работы судов;

реформирование коммерческого законодательства, особенно по проблемам рынка ценных бумаг, недвижимости, интеллектуальной собственности, экологии;

укрепление гражданского общества и усиление независимых средств массовой информации;

искоренение внутренней коррупции в правоохранительных органах.

Кроме уже существующих государственных органов, борющихся с преступностью (главным из которых является ФБР), созданы органы исключительно антикоррупционной направленности. Так, специальный отдел в Министерстве юстиции осуществляет контроль за служебным преследованием выборных и назначаемых должностных лиц на всех уровнях управления, расследованием преступлений в ходе избирательных кампаний, претворением в жизнь законов об этике в правительстве.

Под постоянным строгим контролем антикоррупционных служб американский чиновник находится не только в период исполнения обязанностей, но и даже покинув государственную службу. В законодательстве США сформулировано понятие «конфликт интересов», имея в виду возможный конфликт частного интереса чиновника с интересом государственным. Нормативные акты США (и многих других стран) запрещают чиновникам занимать какую-либо оплачиваемую должность вне государственной службы, проявлять какие-либо политические или личные предпочтения, использовать служебную информацию в целях получения личной выгоды, получать разного рода подарки и подношения. Так, за любое вознаграждение, взятое помимо законных сумм, чиновник может быть наказан штрафом до 500 долларов или лишением свободы на срок до шести месяцев с обязательной утратой права занимать свою должность. В любом ведомстве в течение одного года после выхода в отставку бывший госслужащий высокого ранга не имеет права представлять чьи-либо интересы по любым вопросам перед тем ведомством, в котором он служил.

Подобного рода нормы есть в законодательстве большинства цивилизованных стран. В Великобритании все подарки, предлагаемые служащему в связи с исполнением официальных обязанностей, должны им отвергаться. Исключение делается для рождественских подарков, если они представляют собой календари, записные книжки, канцелярские принадлежности (недорогие и имеющие знак компании), то есть то, что может быть расценено как рекламный материал. Французские законы устанавливают уголовную ответственность вплоть до тюремного заключения для служащих за любое участие в предприятии, за которым они должны наблюдать или обеспечивать хотя бы частично руководство ими. Уголовный кодекс Нидерландов особо выделяет ответственность судей-коррупционеров, принимающих подарок, цель которого повлиять на решение суда: тюремное заключение сроком до 12 лет. Более того, в Канаде, Израиле, Японии, Ирландии наиболее откровенные формы коррупции — взяточничество, вымогательство — приравнены к нарушению конституции и акту государственной измены.

Результаты антикоррупционной борьбы в Сингапуре видны во всех сферах жизнедеятельности общества, но особенно – в экономике. Ученые Гарвардского университета подсчитали, что снижение коррумпированности страны с уровня Мексики до уровня Сингапура приводит к эффекту, эквивалентному возрастанию сбора налогов на 20%.

Конечно, борьба с коррупцией силами государства – важный, но не единственный фактор антикриминальной стратегии. Международный опыт показывает, что наиболее действенными инструментами борьбы с коррупцией являются независимая пресса и неправительственные организации. Именно они, как институты гражданского общества, при наличии подлинного демократического режима, помогают разоблачать факты коррупции. Так, например, в Израиле, Ирландии, Нидерландах эффективно действует система «дублирования мониторинга» за возможными коррупционными действиями. Она осуществляется совместными усилиями правительственных и неправительственных организаций (типа ведомства «За Чистоту Правительства»). Полученная в ходе расследования информация доводится до общественности. В Израиле или Ирландии чиновник скорее признается в убийстве, чем в коррупционизме. Так устроено общественное мнение, которое будет относиться к коррупционеру как к врагу государства и глубоко аморальному типу.

Существует распространенное мнение, что коррупцию можно победить только жесткими методами, диктатурой, репрессиями. Чаще всего сторонники такого взгляда ссылаются на опыт Китая с его показательными расстрелами проворовавшихся чиновников. Репрессивные меры, конечно, могут дать быстрый желаемый результат, но одновременно они приводят к резкому усилению одной из «корпораций чиновничества» — правоохранительных органов, которые получают монопольное право решать, кого миловать, кого казнить, со всеми вытекающими отсюда коррупционными последствиями.

С начала пятидесятых годов до настоящего времени на Филиппинах сменилось 13 антикоррупционных агентств, что вполне отражает нестабильность политической ситуации в этой стране. В феврале 1979 года президент Маркос сформировал специальный антикоррупционный суд и должность омбудсмена. Система антикоррупционных мер в Филиппинах — яркий образчик того, как не надо организовывать антикоррупционную борьбу. Вследствие недостаточности кадровых ресурсов офис омбудсмена, на которого были возложены правоохранительные функции в области взяточничества, вскоре сам прослыл как рассадник волокиты. Кроме того, для следователей офиса омбудсмена были установлены квоты «поимки коррупционеров». Эта система подвигала следователей браться за легкие дела, в ущерб распутыванию сложных коррупционных клубков. В результате офис был завален жалобами, ожидающими проверки, а также делами о преступлениях, ждущих раскрытия.

Комитет по предотвращению коррупции Индийского Союза был образован в еще 1962 году. Его основными задачами стали оценка эффективности применяемых мер по борьбе с коррупцией и выработке новых методов антикоррупционной борьбы. В качестве одной из таких мер Комитет предложил создать Центральную комиссию по бдительности, основной функцией которой было проведение расследований по любой жалобе или ином свидетельстве «недолжного поведения» гражданского служащего. По сути, Комиссия является отдельным органом по борьбе с коррупцией. Для этого она наделена рядом специальных полномочий. Затем было образовано Центральное бюро расследований Индийского Союза.

Опыт большинства современных государств говорит о другом: максимальная открытость государственной системы, политическая конкуренция партий в обществе, свободная и ответственная работа СМИ и различных независимых негосударственных комиссий — вот оптимальные формы и методы борьбы с коррупцией.

Когда государство и гражданское общество борются с коррупцией совместно, тогда видны и результаты этой борьбы:

Европейская комиссия в полном составе уходит в отставку только потому, что некоторые ее члены устраивали своих родственников на хлебные должности;

Вице-премьер Швеции, будучи в США, купила по карточке правительства личные вещи, и хотя позднее она внесла в бюджет истраченную сумму, была вынуждена уйти в отставку;

Сына премьер — министра Израиля А. Шарона привлекают к уголовной ответственности за то, что, участвуя в предвыборной кампании отца, присвоил несколько тысяч коррупционных шекелей.

И, наконец, о роли международных организаций. Даже самые благие антикоррупционные усилия отдельных государств часто неэффективны. Экономика современного мира глобальна: по данным ООН, в ней действуют сейчас свыше 40 тысяч транснациональных корпораций (ТНК), контролирующих капитал в 2,6 триллиона долларов. Это ограничивает возможности контроля отдельных государств. Но зато создает пространство для антикоррупционной деятельности международных организаций.

В 70-е годы международное сообщество приступило к выработке глобальной правовой основы по данной проблеме. В материалах V-го Конгресса ООН по предупреждению преступности и обращению с правонарушителями (Женева, 1975 г.) впервые появились положения об опасности подобного рода преступлений. А в РезолюцииVIIIКонгресса ООН (Гавана, 1990 г.) коррупция отнесена к глобальным проблемам, угрожающим всему человечеству. На рубежеXX-XXIвеков появляется масса документов ООН: Международный кодекс поведения должностных лиц (1996), Глобальная программа против коррупции (1999), Конвенция против транснациональной организованной преступности (2000 и многие другие. В октябре 2003 г. была принята, а с декабря вступила в силу Конвенция ООН против коррупции как документ, обязательный к исполнению для всех государств, ратифицировавших его.

На региональном уровне антикоррупционное законодательство пополняется документами Совета Европы, Европейского Союза, Организации Американских Государств, Содружества Независимых Государств и пр. Например, Уголовно-правовая Конвенция о борьбе с коррупцией Европейского Сообщества 1999 г. С 1996 года в Европе действует проект «Спрут», в рамках которого более 20 стран осуществляют информационный обмен по борьбе с организованной преступностью.

Для противодействия глобальной коррупции объединяют свои усилия и ученые-криминологи. В 2002 г. создан Всемирный антикриминальный и антитеррористический форум (ВААФ). Исследовательский Институт ООН по преступности и правосудию (ЮНИКРИ) координирует научную деятельность по вопросам борьбы с преступностью и коррупцией. В последние годы активно расширяется сеть исследовательских центров по изучению проблем транснациональной преступности и коррупции (TRACCC), основанная Американским Университетом (г. Вашингтон, США).

Целью всей этой научно-исследовательской деятельности ныне является выработка единой международной антикоррупционной политики и нормативно-правовой базы.

По решению ООН учрежден Международный день против коррупции — 9 декабря.

Статья написана по материалам сайтов: articlekz.com, studbooks.net, studfiles.net.

»

Помогла статья? Оцените её
1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars
Загрузка...
Добавить комментарий

Adblock detector