+7 (499) 322-30-47  Москва

+7 (812) 385-59-71  Санкт-Петербург

8 (800) 222-34-18  Остальные регионы

Бесплатная консультация с юристом!

Преступления против безопасности движения и эксплуатации транспорта

Маршакова Н.Н., преподаватель кафедры общеправовых дисциплин НА МВД РФ, кандидат юридических наук, старший лейтенант милиции.

Преступления против безопасности движения и эксплуатации транспорта. Современный транспорт (железнодорожный, воздушный, водный, трубопроводный и автомобильный) является одним из достижений научно-технического прогресса и цивилизации. В зависимости от развития различных видов транспорта эволюционировало и уголовное законодательство О транспортных преступлениях». Такое внимание законодателя вполне оправданно и логично и объясняется возрастающей опасностью этих преступлений в современном мире, а также явилось необходимым этапом в процессе возникновения и совершенствования норм уголовного права, которые устанавливают ответственность в данной сфере.

Оценка тенденций преступлений против безопасности движения и эксплуатации транспортных средств с 1997 по 2000 г. показывает, что она характеризуется противоречивыми процессами: с 1997 по 2002 г. фиксировалось устойчивое нарастание количества зарегистрированных преступлений, а с 2003 по 2005 г. наблюдается снижение числа указанных преступлений.

В уголовно-правовой науке сложилось единое мнение, что критерием систематизации разделов, глав, статей Особенной части УК РФ выступают правоохраняемые объекты. Подсистема единых, родственных, сходных по содержанию правоотношений, охраняемых уголовным законом от родственных по характеру общественной опасности преступлений в уголовно-правовой теории получило название родового объекта.

Раздел о преступлениях против общественной безопасности и общественного порядка в УК РФ как самостоятельное структурное подразделение выделен впервые. В раздел IX УК РФ законодатель включил пять глав: «Преступления против общественной безопасности» (гл. 24); «Преступления против здоровья населения и общественной нравственности» (гл. 25); «Экологические преступления» (гл. 26); «Преступления против безопасности движения и эксплуатации транспорта» (гл. 27); «Преступления в сфере компьютерной информации» (гл. 28). Решение об объединении указанных преступлений в одну группу законодателем обосновывалось необходимостью обеспечения всесторонней охраны таких важнейших социальных благ, как безопасность общества и порядок в нем. Таким образом, в основу классификации преступлений, посягающих на общественную безопасность и общественный порядок, был положен родовой объект, а конкретные виды преступлений, расположенные компактно в главах, подразделяются в зависимости от видового объекта посягательства.

Во всех науках, которые так или иначе связаны с рассмотрением, описанием существующих фактов, в целях их систематизации применяется классификация. Действительно, для того чтобы полно, всесторонне и объективно представить какую-либо систему, используют такой научный метод, как классификация составляющих ее элементов.

Классификация служит специфическим приемом для решения практических задач в той или иной деятельности человека. С ее помощью происходит распределение по группам, видам, классам и т.д. Классификация является сложным социальным явлением, необходимым элементом человеческой деятельности. Она тесным образом связана со многими сторонами общественной жизни.

В уголовно-правовой науке с помощью классификации как приема юридической техники в уголовном законодательстве выстраивается упорядоченная и систематизированная иерархия уголовно-правовых институтов. Тем не менее следует отметить, что среди ученых, специализирующихся в области уголовного права, нет единства по проблемам классификации вообще и классификаций в уголовном законодательстве в частности. Свидетельством этому является классификация преступлений против безопасности движения и эксплуатации транспорта. Вопрос о классификации данной категории преступлений является достаточно дискуссионным.

Законодатель в главу 27 УК РФ включил восемь статей об ответственности за транспортные преступления, тем самым он выделил в Особенной части УК РФ отдельную классификационную группу преступлений против безопасности и эксплуатации транспортных средств.

В учебной литературе для удобства изучения транспортных преступлений ученые условно объединяют их по тому или иному основанию (критерию), то есть, иными словами, предлагают свою доктринальную классификацию. На основе объективных и субъективных признаков транспортных преступлений И.Г. Соломоненко разделяет их на две группы:

  • преступления, сказанные с использованием транспортных средств (ст. ст. 263 — 266, 271 УК РФ);
  • иные транспортные преступления (ст. ст. 267 — 270 УК РФ) .

См.: Соломоненко И.Г. Уголовное право России. Практический курс: Учебно-практическое пособие / Под общ. ред. Р.А. Адельханяна; под науч. ред. А.В. Наумова. 2-е изд., перераб. и доп. М., 2004. С. 567.

По признаку субъекта Г.О. Петрова подразделяет транспортные преступления на:

б) совершаемые лицами, управляющими транспортными средствами (ст. ст. 264, 270 и 271);

См.: Научно-практический комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации. Н. Новгород, 1996. Т. 2.

Такая классификация представляется неудачной. В группу преступлений, совершаемых работниками транспорта, попадают также преступления, которые могут совершаться лицами, не являющимися работниками транспортных организаций (ст. 264), а в группе преступлений, совершаемых иными лицами, оказываются и преступления, которые могут совершаться лицами, управляющими транспортными средствами, в том числе и работниками транспортных организаций. В учебной литературе все транспортные преступления обычно подразделяются на две группы.

Б.В. Яцеленко предлагает классификацию:

  1. преступления, непосредственно связанные с нарушением правил безопасности движения и эксплуатации транспорта (предусмотренные ст. ст. 263 — 266, 271 УК);
  2. иные преступления, непосредственно не связанные с нарушением правил безопасности движения и эксплуатации транспортных средств (ст. ст. 267, 268, 269 и 270 УК) .

См., например: Наумов А.В. Российское уголовное право: Курс лекций: В 2 т. Т. 2. Особенная часть. М., 2004. С. 548; Ветров Н.И. Уголовное право. Особенная часть: Учебник для вузов. М., 2000. С. 347.

Фактически речь в приведенной классификации идет о преступлениях, одни из которых непосредственно связаны с нарушением правил движения и эксплуатации транспортных средств, а другие не связаны.

И.Я. Козаченко разделяет транспортные преступления на две группы: деяния, сопряженные с нарушением безопасности обращения с транспортными средствами (ст. ст. 263, 264, 266, 267, 268 УК РФ); деяния, не нарушающие безопасность пользования транспортным средством (ст. ст. 265, 269, 270, 271 УК РФ) . Аналогичную классификацию предлагает и Г.П. Новоселов .

См.: Козаченко И.Я. Уголовное право. Преступления против безопасности движения и эксплуатации транспорта // Особенная часть: Учебник / Под ред. проф. В.Н. Петрашева. М., 1999. С. 403.
См.: Уголовное право. Особенная часть. М., 1998. С. 533.

М.А. Кауфман предлагает преступления против безопасности движения и эксплуатации транспорта классифицировать на две группы:

  1. преступления, непосредственно связанные с нарушением правил безопасности движения и эксплуатации транспорта (ст. ст. 263 — 266, 268 УК);
  2. иные преступления в сфере безопасности движения и эксплуатации транспорта (ст. ст. 267, 269 — 271 УК) .

См.: Кауфман М.А. Преступления против безопасности движения и эксплуатации транспорта // Уголовное право России. Части Общая и Особенная: Учебник / М.П. Журавлев, А.В. Наумов. 5-е изд., перераб. и доп. М., 2004. С. 340.

Эти классификации не имеют между собой существенных различий.

И.М. Тяжкова, присоединяясь к данной классификации, наполняет ее иным содержанием и подразделяет анализируемые преступления на две группы: 1) преступления, связанные с использованием транспортного средства, что предполагает его вождение и эксплуатацию (ст. ст. 263, 264, 265, 270, 271 УК); 2) иные преступления в сфере функционирования транспорта (ст. ст. 266, 267, 268, 269 УК).

Очевидно, что нарушение этих правил непосредственно не связано с нарушением правил безопасности движения и эксплуатации транспортных средств в процессе их использования. Однако их несоблюдение и нарушение ставит под угрозу безопасность движения и эксплуатации транспортных средств.

Свою позицию о включении ст. 266 в УК она аргументирует тем, что а) ремонт, о котором говорится в данной статье, осуществляется не в процессе движения, а стационарно, выпуск же в эксплуатацию ограничивается лишь дачей разрешения на поездку; б) субъектом ст. 268 УК не являются лица, управляющие каким-либо из перечисленных в ст. ст. 263 и 264 УК видов транспорта; в) хотя в ст. 270 УК речь идет о движении водного транспорта (судна), однако оно не создает угрозу безопасности движения и эксплуатации судна и поэтому не может быть отнесено к первой группе .

Наиболее полную классификацию транспортных преступлений предложил В.И. Жулев. Он подразделил их на три группы:

  1. преступления против безопасности движения и эксплуатации транспорта (ст. ст. 263 — 271 УК);
  2. иные преступления, связанные с транспортными средствами (ст. ст. 166, 211, 227, 326 УК);
  3. воинские транспортные преступления (ст. ст. 350 — 352 УК) .

См.: Жулев В.И. Транспортные преступления. М., 2001. С. 29 — 180.

По мнению А.И. Коробеева, с данной «подборкой» транспортных преступлений можно было бы согласиться, если бы автор, во-первых, осуществил дифференциацию соответствующих составов, включенных им в первую группу, а во-вторых, не отнес к числу транспортных преступлений подделку или уничтожение идентификационного номера транспортного средства (ст. 326 УК) . В данном случае трудно согласиться с позицией автора по отнесению ст. 326 УК во вторую классификационную группу, так как очевидно, что объектом такого деяния является не безопасность функционирования транспорта, а порядок управления в сфере учета и регистрации транспортных средств, и оно «не может ассоциироваться с транспортными преступлениями» .

См.: Коробеев А.И. Транспортные преступления. СПб., 2003. С. 64.
См.: Там же. С. 65.

Некоторые ученые считают, что в гл. 27 УК оказались далеко не все деяния, которые так или иначе связаны с транспортными средствами (в их числе кражи транспортных средств, а также различные мошеннические действия, связанные с ними и сферой их обслуживания) . Следует отметить, что проблема транспортных преступлений достаточно широко анализируется в уголовно-правовой литературе и ей посвящено немало монографических работ .

См.: Жулев В.И. Транспортные преступления. М., 2001. С. 30.
См., например: Алексеев Н.С. Транспортные преступления. Л., 1957; Куринов Б.А. Квалификация транспортных преступлений. М., 1965; Куринов Б.А. Автотранспортные преступления. М., 1970; Чучаев А.И. Безопасность железнодорожного, водного и воздушного транспорта. Саратов, 1998; Белокобыльский Н.Н. Безопасность движения и эксплуатации железнодорожного транспорта. Уголовно-правовые и криминологические проблемы. Саранск, 1988; Коробеев А.И. Транспортные правонарушения: квалификация и ответственность. М., 1990; Жулев В.И. Транспортные преступления. Комментарий законодательства. М., 2001.

Предложенная российским законодательством система норм об ответственности за транспортные преступления, к сожалению, оказалась несовершенной. Несовершенство законодательной классификации видится во включении в гл. 27 УК ст. 269 «Нарушение правил безопасности при строительстве, эксплуатации или ремонте магистральных нефтепроводов». Не подлежит никакому сомнению, что в данном случае родовым объектом ст. 269 УК являются отношения, обеспечивающие нормальное функционирование экономики или, в крайнем случае, общественной безопасности, но не как отношения в сфере безопасного функционирования транспорта. Ошибочное включение в транспортные преступления ст. 269 УК затрудняет проведение классификации в рамках гл. 27 УК из-за невозможности использования единого классификационного критерия. Исходя из особенностей транспортных средств и некоторых признаков непосредственного объекта, А.И. Коробеев представил классификацию транспортных преступлений в следующем виде: преступления в сфере безопасного функционирования железнодорожных, воздушных, морских и речных транспортных средств (ст. ст. 263, 270, 271 УК); преступления в сфере безопасного функционирования дорожно-транспортных средств (ст. ст. 264, 265 УК); преступления в сфере безопасного функционирования всех видов механических транспортных средств (ст. ст. 266, 267, 268 УК); иные транспортные преступления, относящиеся к таковым законодателем (ст. ст. 269, 271 УК); иные транспортные преступления, относящиеся к таковым доктриной (ст. ст. 166, 211, 227, 350, 351, 352 УК) .

См.: Коробеев А.И. Транспортные преступления. СПб., 2003. С. 65.

Классификация, в уголовном законодательстве являясь своеобразным технико-юридическим приемом, базируется на действующей системе уголовного законодательства, использует в качестве классификационных критериев различные исходные данные, учитывает сложившиеся в условиях его формирования особенности конструкции норм, определяет роль и место каждого элемента при их упорядочивании.

Анализ предложенных классификаций позволил сделать вывод о том, что избранная законодателем классификация преступлений гл. 27 УК не учитывает вышеизложенных положений, не оптимальна и несовершенна по характеру и условна по своей сути.

100. Понятие и виды преступлений против безопасности движения и эксплуатации транспорта

100. Понятие и виды преступлений против безопасности движения и эксплуатации транспорта

Преступления против безопасности движения иэксплуатации транспорта – виновно совершенные общественно опасные деяния, предусмотренные гл. 27 УК РФ, посягающие на нормальную работу транспорта.

Виды преступлений против безопасности движения и эксплуатации транспорта:

• преступления, непосредственно связанные с нарушением правил безопасности движения и эксплуатации транспортных средств (ст. 263–266, 271 УК РФ);

• преступления, непосредственно не связанные с нарушением правил безопасности движения и эксплуатации транспортных средств (ст. 267–269, 270 УК РФ).

Видовой объект – безопасность движения и эксплуатации транспорта.

Это интересно:  Разрешение на добычу охотничьих ресурсов через госуслуги

Безопасность движения и эксплуатации транспорта – совокупность общественных отношений по обеспечению безопасности жизни и здоровья людей, сохранности материальных ценностей в процессе движения и эксплуатации морского, речного, воздушного, железнодорожного, автомобильного и трубопроводного транспорта.

Объективная сторона большинства преступлений совершается в форме действия, а ст. 270 УК РФ – путем бездействия. Большинство составов по конструкции материальные, некоторые составы – формальные: ст. 270, 271 УК РФ.

Субъективная сторона большинства составов характеризуется неосторожной формой вины. Прямой умысел: ст. 270 УК РФ, а ст. 271 УК РФ совершается как с прямым, так и с косвенным умыслом.

Субъект в большинстве составов специальный, общий субъект – ст. 267 УК РФ (с 14 лет – ст. 267 УК РФ).

Специальные субъекты:

• лицо, в силу выполняемой работы или занимаемой должности обязанное соблюдать эти правила (ст. 263 УК РФ);

• лицо, фактически управляющее транспортным средством (ст. 264 УК РФ);

• лица, фактически производившие ремонт, или лицо, ответственное за техническое состояние транспорта (ст. 266 УК РФ);

• пассажир, пешеход или другой участник движения, кроме лиц, указанных в ст. 263–264 УК (ст. 268 УК РФ);

• строители, производящие операции с трубопроводами (ст. 269 УК РФ);

• капитан судна (ст. 270 УК РФ);

• летчики и работники диспетчерской службы (ст. 271 УК РФ).

Преступления против безопасности движения и эксплуатации транспорта

Аннотация. В статье рассматриваются вопросы, относящиеся к транспортным преступлениям, в том числе нарушение правил движения и эксплуатации транспортных средств всех видов. Определяются специфические особенности составов транспортных преступлений, влияющие на определение окончания преступного деяния.

Рассмотрены законодательные инициативы по возвращению в уголовное законодательство административной преюдиции преступлений, в связи с чем проводится анализ особенностей квалификации подобных общественно опасных деяний. Определяется момент окончания административного наказания, влияющего на его использование в качестве административной преюдиции применительно к ст. 264.1 УК РФ.

Раскрываются вопросы безопасности движения и эксплуатации транспортных средств. Ключевые слова: преступление; иное правонарушение; административная преюдиция; материальный состав преступления; момент окончания транспортного преступления; транспортная безопасность.

Говоря о транспортных средствах, необходимо отметить, что к транспортным средствам, предусмотренным статьями гл. 27 УК РФ, относятся все виды железнодорожного, воздушного, морского, внутреннего водного транспорта, метрополитена, автомобили, трамваи, тракторы, троллейбусы, мотоциклы, самоходные дорожно-строительные машины и другие механические транспортные средства. К водным судам относятся все плавающие средства, кроме маломерных, в том числе весельных лодок, лодок моторных, а также водных велосипедов. Преступления, рассматриваемые нами, внешне могут проявляться как в виде действия (активного поведения), так и в виде бездействия, т.е. путем невыполнения виновным лицом (лицами) тех действий, которые данное лицо должно было выполнить и могло это сделать без ущерба для своей жизни и здоровья, а также для жизни и здоровья других лиц. Необходимо отметить, что диспозиции статей, которые регулируют поведение на море либо на иных водных путях, являются бланкетными, и они отсылают сотрудника правоохранительного органа к соответствующим положениям, уставам и инструкциям по безопасности движения и эксплуатации транспортных средств, в том числе морских, речных и иных водных судов.

Здесь необходимо отметить, что в случае, когда нарушение правил кораблевождения совершено военнослужащим на военном корабле, то ответственность за подобное деяние предусматривается ст. 352 УК РФ, предусматривающей ответственность за нарушение правил кораблевождения1. Обращаясь к гл. 27 УК РФ, отметим, что в данном случае речь идет о преступлениях, совершаемых гражданскими лицами, т.е. не военнослужащими и не против интересов военной службы. К примеру, ст. 263 УК РФ предусматривает ответственность за нарушение правил безопасности движения и эксплуатации железнодорожного, морского и внутреннего водного, воздушного транспорта и метрополитена. Перечисленный перечень транспортных средств исключает те транспортные средства, которые указаны в ст. 264 УК РФ.

Раскрывая объект преступлений, предусмотренных ст. 264 УК РФ, отметим, что это сложный элемент рассматриваемых составов преступлений, состоящий из двух объектов. Иными словами, это двуобъектное преступление. Во-первых, в качестве объекта выступают законные интересы организации и интересы общества и государства относительно соблюдения правил движения и эксплуатации всех видов транспорта. Во-вторых, объектом преступного посягательства при совершении данного преступления являются законные интересы человека, т.е. его здоровье и жизнь как естественное благо, данное ему природой. Большинство преступлений гл. 27 УК РФ не имеют предмета, и только ст. 267 УК РФ предусматривает ответственность за приведение в негодность транспортных средств, путей сообщения или иных объектов транспортной инфраструктуры (средств сигнализации, связи и блокировки и т.п.), которые и являются предметом преступного посягательства, поскольку именно им причиняется вред (ущерб). Сами транспортные средства и иные объекты транспортной инфраструктуры, если специально им не причиняется ущерб или вред, выступают в качестве своего рода орудия или средства совершения преступления, т.е. это факультативные признаки объективной стороны рассматриваемых преступлений. Говоря о внешней стороне рассматриваемых преступлений, т.е. об их объективной стороне, отметим, что она может характеризоваться как действием — активным поведением виновного лица, так и бездействием, т.е. невыполнением тех требований правил, инструкций, приказов, уставов, положений и т.п., которые определенное лицо должно было выполнить и могло это выполнить, но не выполнило. Подавляющее количество преступлений, предусмотренных статьями гл. 27 УК РФ и посягающих на безопасность движения и эксплуатации транспорта, по своей законодательной конструкции сформулированы по типу материальных, т.е. ответственность может наступать только при наступлении названных в той или иной норме конкретной статьи последствий.

К таким последствиям могут относиться следующие: крупный ущерб, предусмотренный в четырех уголовно-правых нормах рассматриваемой главы УК РФ, тяжкий вред здоровью человека — в десяти нормах, смерть человека — в девяти нормах, смерть двух и более лиц — в девяти нормах. И только четыре нормы из всех статей гл. 27 УК РФ сконструированы по типу формальных, а это означает, что для признания таких преступлений оконченными достаточно только нарушения какого-то из установленных правил, независимо от наступления или ненаступления последствий. Далее, обращаясь к диспозиции ст. 264 УК РФ, описывающей нарушение правил безопасности движения и эксплуатации автомобиля, трамвая,

троллейбуса, трактора, самоходной дорожно-строительной машины, мотоцикла и иного механического транспортного средства, видно, что она определяет преступность деяния только тогда, когда в результате такого нарушения был причинен тяжкий вред здоровью человека, а по ч. 3—6 данной статьи — смерть человека или смерть нескольких человек, т.е. такие деяния будут представлять соответственно квалифицированный или особо квалифицированный составы, предусмотренные указанными частями ст. 264 УК РФ.

По законодательной конструкции данные преступления сформулированы законодателем по типу материальных, и они могут быть признаны оконченными только при наличии указанных выше последствий. Можно твердо сказать, что при отсутствии таких последствий совершенное деяние будет представлять не преступление, а административное правонарушение. Из этого можно сделать вывод: интересы здоровья человека и его жизнь — это объект преступления, определяющий преступность и, соответственно, наказуемость преступного нарушения правил дорожного движения и эксплуатации транспортного средства.

При отсутствии названных последствий отсутствует и преступность содеянного, несмотря на то что правила дорожного движения или эксплуатации были нарушены. Следующая особенность данных преступлений заключается в том, что законодатель сконструировал диспозиции подобных преступлений таким образом, что названные последствия могут наступить только в результате неосторожного отношения виновного лица к указанным в статье последствиям, хотя сами правила могли быть и довольно часто нарушаются осознанно, т.е. умышленно. В то же время в случае установления умысла по отношению к преступным последствиям, т.е. когда они были целью деяния виновного лица, указанные действия (бездействие) должны быть квалифицированы либо как диверсия, либо как умышленное уничтожение или повреждение чужого имущества, либо как убийство или умышленное причинение тяжкого или средней тяжести вреда здоровью человека. Имеются и другие особенности отдельных статей гл. 27 УК РФ, которые требуют более глубокого их рассмотрения и анализа.

Остановимся на нарушении правил дорожного движения лицом, ранее уже подвергнутым административному наказанию, предусмотренном ст. 264.1 УК РФ. В данном случае необходимо отметить, что имеет место так называемая административная преюдиция. Российская уголовная политика сегодняшнего дня вновь возвращается к существующему в УК РСФСР 1960 г. институту административной преюдиции. Это вызывает вполне оправданные опасения не только теоретиков уголовного права, но и практических работников предварительного расследования — следователей и дознавателей. По мнению сторонников административной преюдиции, они в данном нововведении (хотя подобное имело место и в УК РСФСР 1960 г.) усматривают возможность значительного повышения более гибкого и адаптивного правового воздействия на правонарушителей с одновременной реализацией принципа экономии средств уголовно-правовой репрессии.

В разработанной этими и другими лицами концепции развития российского уголовного законодательства отмечается, что «…дальнейшая дифференциация уголовной ответственности, определение условий обоснованной индивидуализации применения мер наказания является основной тенденцией развития уголовно-правового регулирования в XXI столетии» 1. В противовес названному мнению, довольно обоснованные аргументы представлены противниками наличия норм преюдиционного характера в уголовном законодательстве РФ, которые предупреждают о высоком уровне опасности стирания границ между правонарушениями, регулируемыми, прежде всего, КоАП РФ, и преступлениями, регулируемыми УК РФ.

По их вполне обоснованному мнению, содержание института административной преюдиции состоит в том, что перевод правонарушения в преступление возникает не за счет повышения общественной опасности признаков, характеризующих административное правонарушение, а за счет критерия разграничения проступка и преступления, которым становится предшествующее наложение административного наказания. В связи с этим будет справедливым замечание, что сколько бы административное правонарушение ни повторялось, оно, тем не менее, не приобретет сущностных признаков преступления.

Иными словами, сколько кошек ни бери, они тигром не станут. Кроме того, как можно говорить о гуманизации уголовного законодательства, если, с одной стороны, происходит, так называемая, гуманизация, а с другой — установление преступности административных проступков в случае их повторения2. Так или иначе, но административная преюдиция нередко вызывает проблемы при квалификации содеянного по рассматриваемой статье УК РФ — 264.1. Например, возникает вопрос, с какого времени лицо считается подвергнутым административному наказанию: с момента совершения административного правонарушения, или с момента привлечения к административной ответственности, или с момента назначения наказания и вступления постановления об административном правонарушении в силу? По нашему мнению, наступление уголовной ответственности по ст. 264.1 УК РФ, имеющей административную преюдицию, необходимо связывать со временем, когда лицо подвергается административному наказанию. В данном случае подлежит прямому применению ст. 4.6 КоАП РФ, согласно которой лицо будет считаться подвергнутым административному наказанию с момента вступления постановления о назначении административного наказания в законную силу, и длиться такое время будет в течение одного года после его исполнения. Вызывает определенные недоумение и сомнения избирательное включение такого квалифицирующего признака, как состояние опьянения лица, управляющего транспортным средством, только в ч. 2, 4, 6 ст. 264 УК РФ.

Бесспорно, состояние опьянения, вызванное употреблением алкогольных напитков, наркотических средств, психотропных веществ или новых потенциально опасных психоактивных веществ, представляет потенциальную опасность для окружающих. И включение указанного квалифицирующего признака вполне оправдано. Однако указанные вещества могут употреблять и употребляют не только водители транспортных средств, предусмотренных ст. 264 УК РФ, но и летчики, машинисты поездов, в том числе электропоездов и метрополитена, капитаны судов и другие лица. А последствия в случае совершения пилотом или машинистом поезда, находившемся в состоянии опьянения, могут быть не только менее трагические, но значительно тяжелее, чем при автотранспортном происшествии1. Помимо рассмотренного преступления формальный состав имеют преступления, которые предусмотрены ст. 267.1 УК РФ, предусматривающей уголовную ответственность за действия, угрожающие безопасной эксплуатации транспортных средств, ст. 270 УК РФ, содержащей ответственность за неоказание капитаном судна помощи терпящим бедствие, ст. 271 УК РФ — нарушение правил международных полетов. Однако рассмотрение названных составов преступлений не входит в содержание настоящей статьи и может быть рассмотрено в отдельном исследовании.

1. Борисов, А. В. О некоторых аспектах объективной стороны угона транспортных средств // Транспортное право и безопасность. — 2017. — № 4 (16). 2. Духно, Н. А. Право и проблемы безопасности в нашем Отечестве // Ученые записки Крымского федерального университета имени В. И. Вернадского. Юридические науки. — 2017. — № 2. 3. Концепции развития российского законодательства / отв. ред. Т. Я. Хабриева, Ю. А. Тихомиров. — М., 2014. 4. Попов, К. И. Гуманизация российского уголовного законодательства // Вестник юридического института МИИТ. — 2016. — № 1. — С. 55—58. 5. Суденко, В. Е. Транспортные преступления и их анализ // Мир транспорта. — 2013. — Т. 11. — № 4 (48). 6. Семыкина, О. И. Современные тенденции развития уголовного законодательства о преступлениях экономической направленности (сравнительноправовое исследование) // Журнал зарубежного законодательства и сравнительного правоведения. — 2014. — № 2.

Это интересно:  Как узнать была ли машина в дтп

Электронная библиотека

Объектом преступлений против безопасности движения и эксплуатации транспорта, предусмотренные главой 27 УК РФ, является безопасность движения и эксплуатации автомобильного, водного (морского и речного), воздушного, железнодорожного и трубопроводного транспорта.

Объективная сторона данных преступлений выражена как в действии, так и в бездействии.

Признаки составов сформулированы в довольно общей форме, поэтому для их конкретизации важно использовать федеральные законы и другие нормативно-правовые акты, регламентирующие правила безопасности движения и эксплуатации того или иного транспорта.

По своей конструкции большинство преступлений являются преступлениями с материальным составом, преступления, предусмотренные ст. 270, 271 УК РФ, – с формальным составом.

С субъективной стороны все преступления, кроме предусмотренных ст. 270, 271 УК РФ, являются неосторожными.

Субъектами преступлений могут выступать как общий субъект, так и лица, наделенные специальными признаками, обязанные соблюдать правила безопасности движения и эксплуатации транспорта.

Итак, преступления против безопасности движения и эксплуатации транспорта – это общественно опасные деяния, которые нарушают безопасные условия движения и эксплуатации морского, речного, воздушного, железнодорожного, автомобильного и трубопроводного транспорта и сопряжены с наступлением определенных вредных последствий.

Преступления, предусмотренные главой 27 УК РФ, можно подразделить на две группы:

1) преступления, непосредственно связанные с нарушением правил безопасности движения и эксплуатации транспортных средств;

2) преступления, непосредственно не связанные с нарушением правил безопасности движения и эксплуатации транспортных средств.

Статья 263. Нарушение правил безопасности движения и эксплуатации железнодорожного, воздушного или водного транспорта

Общественная опасность комментируемого преступления заключается в том, что оно посягает на безопасность движения и эксплуатации железнодорожного, воздушного, морского или речного транспорта.

Безопасность движения и эксплуатации транспорта – состояние защищенности процесса движения транспорта указанных видов, при котором отсутствует недопустимый риск возникновения транспортных происшествий и их последствий. Понятие эксплуатации транспорта означает использование транспорта по прямому назначению. Следует учитывать, что эксплуатация транспорта может происходить как в процессе движения, так и вне его. Однако она должна обеспечивать безаварийную работу транспорта. Если же происходит нарушение эксплуатации транспорта, не связанное с его движением, то оно не образует состава настоящего преступления, поскольку посягает на иной объект уголовно-правовой охраны.

Дополнительным объектом преступления выступают жизнь и здоровье.

Объективная сторона заключается в нарушении правил безопасности движения и эксплуатации железнодорожного, воздушного или водного транспорта. Диспозиция статьи сформулирована законодателем по типу бланкетных, поэтому для уяснения со

держания указанных правил необходимо обращаться к правилам безопасности движения и эксплуатации транспорта указанных видов, которые содержатся в ведомственных нормативных правовых актах, регулирующих функционирование железнодорожного, воздушного или водного транспорта, например в федеральном законе от 10 января 2003 г. № 17 «О железнодорожном транспорте в Российской Федерации», в Воздушном кодексе РФ, Водном кодексе РФ.

Железнодорожный транспорт представляет собой производственный технологический комплекс, включающий инфраструктуры железнодорожного транспорта, железнодорожный подвижной состав. Инфраструктура железнодорожного транспорта – железнодорожные пути, железнодорожные станции, устройства электроснабжения, сети связи, системы сигнализации, централизации и блокировки, информационные комплексы и т.п.

К железнодорожному подвижному составу относятся все виды подвижного состава, используемые на железнодорожных путях общего пользования, подъездных путях предприятий и метрополитена. Подъездные пути, предназначенные для обслуживания предприятий и не связанные с общей сетью железных дорог непрерывной рельсовой колеей, не относятся к железнодорожному транспорту по смыслу данной статьи. Нарушение правил безопасности движения и эксплуатации технологического железнодорожного транспорта организаций не образуют состава настоящего преступления.

Воздушный транспорт – совокупность судов гражданской авиации и иных средств воздухоплавания (самолеты, вертолеты, планеры, дирижабли, аэростаты и т.п.).

Водный транспорт может быть морским и речным. Морской и речной транспорт включают в себя: плавучие средства, осуществляющие перевозки людей и грузов; суда, проводящие научно-исследовательские и другие работы на море либо на реках, озерах, каналах, водохранилищах. Маломерные морские и речные суда также считаются водным транспортом.

Нарушение правил может быть допущено как действием, так и бездей­стви­ем. Нарушение правил безопасности движения означает различного рода отступления от установленного порядка управления транспортом – проезд на запрещающий сигнал, несоблюдение пилотом маршрута и т.п. Нарушение правил эксплуатации включает несоблюдение установленных требований, обеспечивающих безопасное использование железнодорожного, воздушного и водного транспорта. К таким нарушениям относится: допуск к управлению транспортным средством посторонних лиц, выпуск в рейс воздушного судна в нелетную погоду и т.п. Преступление считается оконченным с момента наступления общественно опасного последствия в виде причинения тяжкого вреда здоровью.

Необходимо установить причинно-следственную связь между нарушением правил безопасности движения и эксплуатации железнодорожного, воздушного и водного транспорта и наступившим тяжким вредом здоровью. Следует учитывать, что последствия могут быть обусловлены несколькими деяниями, каждое из которых само по себе либо в совокупности с другими могло привести к причинению тяжкого вреда здоровью.

Субъективная сторона характеризуется неосторожностью в виде легкомыслия или небрежности.

Субъект преступления специальный – лицо, непосредственно управляющее железнодорожным, воздушным, водным транспортом, а также лицо, которое в силу занимаемой должности или выполняемой работы обязано соблюдать правила безопасности движения или эксплуатации транспорта указанных видов (механик, диспетчер, наземный руководитель полетов и др.).

В части 2 ст. 263 УК РФ установлена ответственность за то же деяние, повлекшее по неосторожности смерть человека.

В части 3 ст. 263 УК РФ особо квалифицирующим признаком выступает общественно опасное последствие в виде смерти двух и более лиц.

Нарушение правил безопасности движения и эксплуатации военного воздушного или водного транспорта квалифицируется соответственно по ст. 351 либо по ст. 352 УК РФ.

Статья 264. Нарушение правил дорожного движения и эксплуатации транспортных средств

Данное преступление посягает на безопасные условия дорожного движения и эксплуатации транспортных средств. Под безопасностью дорожного движения понимается состояние защищенности участников дорожного движения от дорожно-транспортных происшествий и их последствий.

Дополнительным объектом выступают жизнь и здоровье.

Объективная сторона выражается в нарушении правил дорожного движения или правил эксплуатации транспортного средства. Суды в приговоре, признавая лицо виновным в нарушении правил безопасности движения и эксплуатации транспортных средств, обязаны указать, какие именно правила им нарушены и в чем конкретно выразилось это нарушение. Диспозиция комментируемой статьи относится к бланкетным и отсылает к нормативным правовым актам, регулирующим дорожное движение и эксплуатацию транспортных средств, в частности к федеральному закону от 10 декабря 1995 г. № 196 «О безопасности дорожного движения», к Правилам дорожного движения РФ, утвержденным постановлением Совета Министров РФ от 23 октября 1993 г. № 1090.

Под дорожным движением принято понимать движение наземных механических транспортных средств по автомагистралям, шоссе, городским улицам, иным дорогам и проездам. Под транспортным средством понимаются любые механические самоходные транспортные средства, оборудованные автономным двигателем объемом не менее 50 см 3 и способные развивать скорость не менее 50 км/ч.

Нарушение правил дорожного движения и эксплуатации транспортных средств влечет ответственность по ст. 268 УК РФ.

Нарушение правил возможно путем как действия, так и бездействия. Нарушение правил дорожного движения может выражаться в превышении установленной скорости движения, в выезде на встречную полосу движения, в игнорировании дорожных знаков и т.п. Нарушение правил эксплуатации транспортных средств выражается в перевозке пассажиров на не предназначенном для этого транспортном средстве, стоянке машины в неположенном месте, буксировке на слабом тросе и т.п. К обязательным признакам объективной стороны относятся общественно опасные последствия в виде тяжкого вреда здоровью, а также причинно-следственная связь. Следует учитывать, что уголовная ответственность за нарушение правил дорожного движения и эксплуатации транспортных средств наступает вне зависимости от места, где было допущено нарушение. Дорожное движение в основном осуществляется по дорогам, но может происходить и в условиях бездорожья, во дворе, поле, на автомобильных стоянках и т.п.

Если указанные в ч. 1 и 3 ст. 264 УК РФ общественно опасные последствия наступили при погрузке и выгрузке грузов, ремонте транспортного средства, производстве строительных, дорожных и иных нетранспортных работ, то эти деяния не могут квалифицироваться по ст. 264 УК РФ.

Субъективная сторона комментируемого преступления характеризуется неосторожной виной в виде легкомыслия или небрежности.

Субъект преступления специальный – лицо, достигшее возраста 16 лет и управляющее транспортным средством. Для квалификации деяния по ст. 264 УК РФ не имеет значения, имел ли виновный водительские права. При поездке на учебной машине с

двойным управлением ответственность за нарушенные правила вождения несет инструктор, так как согласно правилам дорожного движения обучающий вождению приравнивается к водителю. Вместе с тем следует учитывать, что по правилам дорожного движения обучаемый также считается водителем транспортного средства. Поэтому в случаях, когда будет установлено, что нарушение правил дорожного движения и эксплуатации транспортных средств произошло по вине курсанта, пренебрегшего указаниями инструктора, то курсант подлежит ответственности по комментируемой статье.

В части 2 ст. 264 УК РФ квалифицирующим признаком выступает общественно опасное последствие в виде смерти человека.

В части 3 ст. 264 УК РФ законодателем предусмотрена ответственность за нарушение правил дорожного движения и эксплуатации транспортных средств, повлекших по неосторожности смерть двух и более лиц.

Под признаки данной статьи не подпадает нарушение правил вождения или эксплуатации боевой, специальной или транспортной машины. Это деяние квалифицируется по ст. 350 УК РФ.

Статья 265. Утратила силу – федеральный закон от 8 декабря 2003 г. № 162-ФЗ

Статья 266. Недоброкачественный ремонт транспортных средств и выпуск их в эксплуатацию с техническими неисправностями

Анализируемое преступление посягает на безопасность функционирования транспорта. Дополнительным объектом выступают жизнь и здоровье. Предметом признаются транспортные средства, пути сообщения, средства сигнализации или связи либо иное транспортное оборудование.

Пути сообщения включают в себя:

1) на железнодорожном транспорте – железнодорожное полотно;

2) на воздушном – взлетно-посадочную полосу, рулежную дорожку и т.п.;

3) на водном транспорте – пути следования морских либо речных судов из одного порта в другой;

4) на автомобильном транспорте – проезжую часть дороги.

Под средствами сигнализации понимаются разнообразные технические устройства, конструктивно предназначенные для передачи звуковой, световой и иной условной информации (светофоры, семафоры, маяки и т.п.).

Средствами связи признаются технические устройства и приспособления, конструктивно предназначенные для приема и передачи различных сообщений (телеграфные, телефонные провода и т.п.).

Иное транспортное оборудование – это совокупность механизмов, технических устройств и приборов, обеспечивающих безопасность функционирования транспорта (эстакады, радиолокаторы и т.п.).

Объективная сторона выражается:

· в недоброкачественном ремонте транспортных средств, путей сообщения, средств сигнализации или связи либо иного транспортного оборудования;

· в выпуске в эксплуатацию технически неисправных транспортных средств.

Недоброкачественный ремонт – это такой ремонт указанных предметов, который не соответствует необходимым техническим требованиям, обеспечивающим безопасность функционирования транспортных средств, а также элементов технической системы их эксплуатации. Например, недоброкачественный ремонт может заключаться в устранении не всех неисправностей подвижного железнодорожного состава или в установке деталей, срок эксплуатации которых уже истек.

Выпуск в эксплуатацию технически неисправных транспортных средств означает разрешение использовать транспортное средство, имеющее какие-либо технические неисправности. Разрешение может иметь как устную, так и письменную форму.

Рассматриваемое преступление может совершаться в форме действия или бездействия. Оно считается оконченным с момента наступления последствия в виде причинения тяжкого вреда здоровью человека. Обязательным признаком объективной стороны анализируемого состава является причинная связь между недоброкачественным ремонтом транспортных средств, технических систем транспорта или выпуском в эксплуатацию технически неисправных транспортных средств и наступившими общественно опасными последствиями.

Это интересно:  Как написать жалобу на больницу

Субъективная сторона характеризуется неосторожной виной в виде легкомыслия и небрежности.

Субъект преступления специальный:

· лицо, служебная деятельность которого непосредственно связана с ремонтом транспорта;

· лицо, ответственное за техническое состояние транспортного средства и имеющее правомочия по выпуску их в эксплуатацию;

· владелец либо водитель индивидуального транспортного средства, разрешивший другому лицу эксплуатацию заведомо технически неисправного транспортного средства.

Статья 267. Приведение в негодность транспортных средств или путей сообщения

Преступление посягает на безопасность функционирования транспорта. Дополнительным объектом выступают жизнь и здоровье. К предмету анализируемого преступления относятся транспортные средства, пути сообщения, средства сигнализации или связи и иное транспортное оборудование, понятие которых дано в комментарии к ст. 266 УК РФ, а равно транспортные коммуникации. Под транспортными коммуникациями понимаются постоянные маршруты движения транспортных средств, а также сооружения, специально оборудованные в целях обеспечения безопасности движения транспорта.

· в разрушении, повреждении или приведении иным способом в негодное для эксплуатации состояние указанных предметов;

· в блокировании транспортных коммуникаций.

Разрушение представляет собой приведение в негодность предмета преступления, в результате чего становится невозможным его функционирование. Повреждение – это действия, результатом которых является ухудшение функциональных свойств транспортных средств, путей сообщения, средств сигнализации или связи и иного транспортного оборудования.

Приведение иным способом технического устройства в негодное для эксплуатации состояние может выражаться, например, в отключении контактной сети электропоездов от источника тока. Блокирование транспортных коммуникаций означает создание препятствий для свободного передвижения транспортных средств.

В объективную сторону комментируемого преступления помимо деяния входят также общественно опасные последствия и причинно-следственная связь. Последствиями настоящего преступления являются причинение тяжкого вреда здоровью человека либо причинение крупного ущерба.

Под крупным ущербом можно понимать как материальный ущерб, так и дезорганизацию работы транспорта. Следует учитывать, что понятие крупного ущерба относится к оценочному. Вопрос о признании причиненного ущерба крупным решается судом с учетом обстоятельств конкретного дела.

Приведение в негодность транспортных средств или путей сообщения с субъективной стороны предполагает неосторожную форму вины в виде легкомыслия или небрежности.

Субъектом преступления является лицо, достигшее возраста 14 лет.

В случае наступления смерти одного человека деяние квалифицируется по ч. 2, а при наступлении последствий в виде смерти двух и более лиц – по ч. 3 ст. 267 УК РФ.

От преступлений, ответственность за которые предусмотрена ст. 167, 214 УК РФ, комментируемое преступление отличается предметом посягательства. Разрушение или повреждение путей и средств сообщений, совершенные в целях подрыва экономической безопасности и обороноспособности РФ, образует признаки состава диверсии (ст. 281 УК РФ). Те же деяния, совершенные путем взрыва, поджога либо иным способом, создающим опасность гибели людей или наступления иных общественно опасных последствий в целях нарушения общественной безопасности, устрашения населения или оказания воздействия на принятие решений органами власти, квалифицируются по ст. 205 УК РФ.

Статья 268. Нарушение правил, обеспечивающих безопасную работу транспорта

Объектом данного преступления являются безопасные условия движения и эксплуатации транспортных средств, а дополнительным объектом – жизнь и здоровье людей.

Нарушение правил безопасности движения и эксплуатации транспорта заключается в несоблюдении или ненадлежащем соблюдении действующих на железнодорожном, воздушном, водном и городском наземном транспорте правил, обеспечивающих указанную безопасность. Диспозиция настоящей статьи сформулирована по типу бланкетных, для уяснения ее содержания необходимо обратиться к правилам, обеспечивающим безопасную работу транспорта, которые содержатся в различных ведомственных нормативных правовых актах. Объективная сторона анализируемого преступления выражается в форме действия либо бездействия, кроме того, ее обязательными признаками выступают последствия в виде причинения тяжкого вреда здоровью и причинная связь. Нарушение может заключаться, например, в переходе улицы в неположенном месте.

Отношение к наступившим общественно опасным последствиям выражается в виде легкомыслия либо небрежности.

Субъектом преступления может быть пассажир, пешеход или иной участник движения, за исключением лиц, указанных в ст. 263 и 264 УК РФ.

Согласно правилам дорожного движения, участником дорожного движения признается лицо, принимающее непосредственное участие в процессе движения в качестве водителя, пешехода, пассажира транспортного средства.

Пассажир – лицо, кроме водителя, находящееся в транспортном средстве (на нем), а также лицо, которое входит в транспортное средство (садится на него) или выходит из транспортного средства (сходит с него).

Пешеход – лицо, находящееся вне транспортного средства на дороге и не производящее на ней работу. К пешеходам приравниваются лица, передвигающиеся в инвалидных колясках без двигателя, ведущие велосипед, мопед, мотоцикл, везущие санки, тележку, детскую или инвалидную коляски.

К иным участникам движения можно отнести, например, погонщика скота, водителя гужевого транспорта. Нельзя признать субъектом рассматриваемого преступления регулировщиков, а также лиц, выполняющих какие-либо работы на дороге (ее ремонт, уборка снега).

В части 2 ст. 268 УК РФ устанавливается ответственность за то же деяние, повлекшее смерть человека, а в части 3 – за деяние, повлекшие причинение смерти двум и более лицам.

Статья 269. Нарушение правил безопасности при строительстве, эксплуатации или ремонте магистральных трубопроводов

Объектом преступления является безопасность функционирования трубопроводного транспорта. Дополнительный объект – жизнь и здоровье людей. Пред­мет преступления – магистральный трубопровод, под которым понимается комплекс сооружений и технических средств, предназначенных для транспортировки нефтяных газов и нефтепродуктов. В его состав входят: непосредственно трубы, запорная арматура, контрольно-измерительные приборы, компрессорные и газораспределительные станции и т.п. Следует учитывать, что вспомогательные (ответвляющиеся по потребителям линии и складские, предназначенные для временного или постоянного хранении материалов с целью его последующего использования) трубопроводы предметом данного преступления не являются.

С объективной стороны анализируемое преступление заключается в нарушении правил безопасности при строительстве, эксплуатации или ремонте магистрального трубопровода. Диспозиция ст. 269 УК РФ относится к бланкетным. Для уяснения ее смысла необходимо обратиться к специальным ведомственным нормативным правовым актам, регулирующим строительство, эксплуатацию и ремонт магистрального трубопровода. К ним относятся, в частности, Правила технической эксплуатации магистральных трубопроводов, Правила охраны магистральных трубопроводов.

Строительство магистрального трубопровода включает в себя как непосредственно его сооружение, так и проектирование, испытание на прочность и проверку на герметичность. Эксплуатация магистрального трубопровода предполагает безопасное его функционирование в соответствии с предназначением. Ремонт означает устранение неисправностей магистрального трубопровода. Он может быть текущим, средним и капитальным.

Нарушение указанных правил может выражаться как в действии, так и в бездействии. К обязательным признакам объективной стороны относятся общественно опасные последствия в виде тяжкого вреда здоровью человека, которые должны быть связаны причинной связью с нарушением правил безопасности при строительстве, эксплуатации и ремонте магистрального трубопровода.

Субъективная сторона предполагает неосторожность в виде легкомыслия или небрежности.

Субъект рассматриваемого преступления специальный – лицо, которое осуществляет работы, связанные со строительством, ремонтом и эксплуатацией магистрального трубопровода.

По части 2 ст. 269 УК РФ квалифицируется нарушение правил безопасности при строительстве, ремонте и эксплуатации магистрального трубопровода, повлекшее по неосторожности смерть человека. В части 3 ст. 269 УК предусмотрено особо квалифицирующее обстоятельство комментируемого преступления – наступление смерти двух и более лиц.

Статья 270. Неоказание капитаном судна помощи терпящим бедствие

Анализируемое преступление относится к преступлениям международного характера.

Данная норма является специальной по отношению к норме, содержащейся в ст. 125 УК РФ. Согласно правилу о конкуренции общей и специальной норм применяться должна специальная.

Непосредственным объектом признаются безопасность движения и эксплуатации водного транспорта, от соблюдения которых зависит жизнь и здоровье людей, находящихся на водных путях. Потерпевшими признаются терпящие бедствие люди (один человек), находящиеся в воде, на борту тонущего судна, в лодке или на плоту, жизни и здоровью которых угрожает серьезная опасность.

Ведомственными нормативными правовыми актами, действующими на морском и речном флоте, а также отдельными положениями международного права предусмотрены требования, согласно которым капитан корабля, получивший сигнал бедствия или обнаруживший на водных путях находящегося в опасности человека, плот, судно, обязан оказывать помощь терпящим бедствие, одновременно принимая все меры к тому, чтобы не подвергнуть опасности свое судно. В случае когда оказание помощи сопряжено с серьезной опасностью для судна, экипажа и пассажиров, капитан освобождается от указанной обязанности. Серьезной признается опасность, угрожающая судну в целом, а также жизни и здоровью пассажиров и членам экипажа. По общему правилу не может признаваться серьезной опасность, угрожающая материальным ценностям, находящимся на судне. Не могут служить обстоятельствами, оправдывающими неоказание помощи терпящим бедствие, такие аргументы, как нарушение графика плавания, сроков прибытия в пункт назначения и т.п.

Объективная сторона преступления выражается в форме бездействия и заключается в неоказании помощи терпящим бедствие или в неприбытии к месту, где терпит бедствие водное судно. Следует учитывать, что в первом случае имеет место непосредственно визуальное обнаружение терпящих бедствие. При решении вопроса об ответственности капитана за неприбытие к месту, где терпит бедствие водное судно, надлежит установить, что капитаном корабля получен сигнал «sos». Информация о бедствии может поступить как от экипажа судна, терпящего бедствие, так от третьих лиц. Кроме того, необходимо установить, что получившее просьбу о помощи водное судно находилось от терпящих бедствие на расстоянии, позволяющем прибыть к месту происшествия для ее оказания. Преступление признается оконченным с момента неоказания помощи, т.е. с того момента, когда капитан либо получил просьбу о помощи, либо иным образом узнал о терпящих бедствие на водном пути и принял решение не оказывать необходимую людям помощь. Ответственность наступает независимо от того, спаслись или погибли терпящие бедствие люди.

Место совершения преступления, а именно водные пути, является обязательным признаком объективной стороны комментируемого преступления. Под водными путями понимается водное пространство, которое используется для судоходства. К ним относятся открытые и внутренние моря, территориальные воды РФ и другого государства.

Рассматриваемое преступление может быть совершено только с прямым умыслом. Капитан судна осознает наличие серьезной опасности для людей, которые терпят бедствие на водном пути, и то, что у него имеется возможность оказать им помощь без ущерба для своего корабля, но желает уклониться от оказания необходимой людям помощи.

Субъект преступления специальный – капитан судна либо лицо, исполняющее обязанности капитана.

Действия членов экипажа, не выполнивших приказ капитана об оказании помощи терпящим бедствие, могут быть квалифицированы по ст. 125 УК РФ. По этой же статье несет ответственность капитан судна, терпящего бедствие, за неоказание помощи чле

нам своего экипажа или пассажирам. Оставление погибающего военного корабля командиром, не исполнившим до конца свои служебные обязанности, влечет ответственность по ст. 345 УК РФ.

Статья 271. Нарушение правил международных полетов

Анализируемое преступление посягает на безопасность движения воздушного транспорта при осуществлении международных полетов.

Международным считается полет воздушного судна, который происходит в воздушном пространстве более чем одного государства.

Объективная сторона настоящего преступления заключается в нарушении одного или нескольких правил международных полетов. Вылет из РФ и влет в РФ может осуществляться только на основании выдаваемых экипажу разрешений, в которых определяется маршрут движения, высота полета, коридор, места посадки, система опознания и т.п. Нарушение указанных правил должно создавать угрозу безопасности международного воздушного движения. В противном случае деяние не может квалифицироваться по ст. 271 УК РФ, а в зависимости от обстоятельств дела оно может рассматриваться, например, как дисциплинарное нарушение. Не влечет уголовной ответственности вынужденное нарушение правил международных полетов.

Преступление считается оконченным с момента нарушения указанных правил.

Совершение комментируемого преступления возможно только с прямым умыслом.

Субъектом преступления может быть признано только лицо, ответственное за соблюдение правил международных полетов. В частности, это командиры кораблей, другие лица, осуществляющие пилотирование воздушного судна, члены экипажа, авиационные диспетчеры.

Статья написана по материалам сайтов: law.wikireading.ru, www.finexg.ru, libraryno.ru.

»

Помогла статья? Оцените её
1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars
Загрузка...
Добавить комментарий

Adblock detector