+7 (499) 322-30-47  Москва

+7 (812) 385-59-71  Санкт-Петербург

8 (800) 222-34-18  Остальные регионы

Бесплатная консультация с юристом!

Решения по делам о международном усыновлении

К сожалению, в судебной практике далеко не редкость дела и решения об отмене усыновления усыновителем, таких разбирательств почти половина от числа положительных решений по усыновлению. К типовым делам можно отнести разбирательства следующего типа.

Практически во всех областных и равных им судах на сегодняшний день введена специализация судей по рассмотрению дел о международном усыновлении детей, что является положительным моментом.

Данную категорию дел в судах рассматривают, как правило, один судья либо два-три судьи.

Так, например, в Верховном Суде Республики Башкортостан, в Тверском, Кировском, Костромском, Липецком, Новгородском и Псковском областных судах в 2011 году такие дела рассматривал один судья, в Верховном Суде Республики Татарстан, в Красноярском краевом суде, Волгоградском, Владимирском, Иркутском, Ленинградском, Саратовском и Смоленском областных судах рассматривали два судьи, в Тульском областном суде — три судьи.

Учитывая, что усыновление — сложный правовой институт, от правильного выбора усыновителя, семьи, в которую передается ребёнок, зависит его судьба и ошибки при усыновлении недопустимы, представляется, что такие дела должны рассматривать наиболее опытные и подготовленные судьи, имеющие знания и навыки в рассмотрении этих дел.

Действующее законодательство подробно регламентирует процесс усыновления детей, в том числе и порядок рассмотрения таких дел в суде.

Так, состав лиц, участвующих в деле по усыновлению ребёнка, определен пунктом 1 статьи 125 СК РФ и статьей 273 ГПК РФ, согласно которым заявление об усыновлении рассматривается с обязательным участием усыновителей (усыновителя), представителя органа опеки и попечительства, прокурора, ребенка, достигшего возраста четырнадцати лет, а в необходимых случаях родителей, других заинтересованных лиц и самого ребенка в возрасте от десяти до четырнадцати лет.

Следует отметить, что если при проведении Верховным Судом Российской Федерации в 2010 году обобщения судебной практики по делам о международном усыновлении были выявлены случаи, когда усыновляемый ребёнок, достигший возраста 14 лет, не участвовал в судебном заседании, то в 2011 году согласно информации, представленной областными и равными им судами, таких нарушений допущено не было. По вопросу участия в судебном заседании ребёнка в возрасте от десяти до четырнадцати лет судам необходимо продолжать руководствоваться разъяснениями, данными в пункте 4 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 20 апреля 2006 года №8. В нём с учётом положений статьи 12 Конвенции о правах ребёнка и статьи 57 СК РФ указано, что при решении данного вопроса судье следует исходить из права ребёнка быть заслушанным в ходе любого судебного разбирательства, затрагивающего его интересы. И лишь затем, и только при наличии оснований полагать, что присутствие ребёнка в суде может оказать на него неблагоприятное воздействие, судья выясняет по этому поводу мнение органа опеки и попечительства.

Как уже отмечалось, усыновление детей — граждан Российской Федерации иностранными гражданами, лицами без гражданства и гражданами Российской Федерации, постоянно проживающими за пределами территории Российской Федерации, допускается только в случаях, если не представилось возможным передать этих детей на воспитание в семьи граждан Российской Федерации, постоянно проживающих на территории Российской Федерации, или на усыновление родственникам детей независимо от места жительства и гражданства этих родственников.

В целях установления названных обстоятельств суды должны истребовать от органа опеки и попечительства документы, подтверждающие невозможность передачи ребёнка на воспитание в семью граждан Российской Федерации или на усыновление родственникам ребёнка, документ, подтверждающий наличие сведений об усыновляемом ребёнке в федеральном банке данных о детях, оставшихся без попечения родителей, а также документы, содержащие информацию о принятых органами опеки и попечительства, региональным и федеральным оператором мерах по устройству (оказанию содействия в устройстве) ребёнка, оставшегося без попечения родителей, на воспитание в семьи граждан Российской Федерации, постоянно проживающих на территории Российской Федерации.

Положительное решение вопроса об усыновлении ребёнка, являющегося гражданином Российской Федерации, иностранными гражданами при отсутствии соблюдения требований закона о принятии мер к устройству ребёнка в семьи российских граждан недопустимо.

Так, например, определением Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации от 12 июля 2011 года отменено решение Камчатского краевого суда от 11 апреля 2011 года, которым было удовлетворено заявление граждан Испании об удочерении несовершеннолетней.

Как установлено судом кассационной инстанции, в официальном заключении органов опеки и попечительства отсутствовали сведения как о родственниках усыновляемого ребёнка, так и о мерах, принятых уполномоченными должностными лицами для их установления с целью передачи ребёнка в семью родственников. В ходе судебного заседания представители отдела опеки и попечительства администрации Петропавловск — Камчатского городского округа, Министерства образования и науки Камчатского края не сообщили суду о каких-либо принятых мерах для установления родственников ребёнка с целью его передачи в их семью, сославшись на отсутствие сведений о родственниках, за исключением бабушки ребёнка.

В ходе рассмотрения дела судом первой инстанции прокурор заявлял ходатайство об истребовании дополнительных сведений о родственниках ребёнка ввиду бездействия уполномоченных должностных лиц, однако оно судом было оставлено без удовлетворения. Между тем в результате прокурорской проверки были получены сведения о том, что у несовершеннолетней девочки имеются родственники по отцовской линии — тётя и бабушка, которые проживают на территории Камчатского края, и они возражают против удочерения девочки иностранными гражданами. При этом согласно заключению главного врача МКУЗ «Городской Дом ребёнка — лечебное учреждение охраны материнства и детства» г. Петропавловска-Камчатского тётя согласна забрать девочку на воспитание в свою семью.

Кроме того, суд оставил без внимания и то обстоятельство, что два брата несовершеннолетней находятся под опекой граждан Российской Федерации.

Следующий пример. Одним из оснований, по которому Костромской областной суд отказал в удовлетворении заявления гражданки США об усыновлении ребёнка, явилось то, что органами опеки и попечительства не были приняты необходимые меры к устройству ребёнка в семью граждан Российской Федерации, а именно по истечении шести месяцев со дня постановки ребёнка на учёт в федеральном банке данных девочка, как установил суд, органами опеки и попечительства российским гражданам не предлагалась, работа по устройству ребёнка в семью российских граждан ими фактически была прекращена; после выдачи иностранному кандидату в усыновители направления на ознакомление с ребёнком по истечении срока, предусмотренного пунктами 24 и 29 Правил ведения государственного банка данных о детях, оставшихся без попечения родителей, и осуществления контроля за его формированием и использованием, утверждённых постановлением Правительства Российской Федерации от 4 апреля 2002 года №217, в течение которого иностранный гражданин обязан письменно проинформировать соответствующего оператора о подаче им заявления в суд об усыновлении ребёнка, ребёнок на протяжении длительного времени другим кандидатам в усыновители, в том числе и российским, не предлагался. Между тем заявителем и ее представителем (усыновительным агентством) процесс сбора документов и предъявления их в суд занял более 10 месяцев, за это время состояние здоровья девочки улучшилось, и судом установлены кандидаты в усыновители из числа российских граждан, желающих усыновить ребёнка такого возраста и пола.

В другом случае Калининградским областным судом было прекращено производство по делу в связи с отказом граждан США от заявления об усыновлении двоих детей, поскольку, как было установлено, у детей имелись родственники и дети были переданы под опеку этих родственников.

Вывод суда о невозможности передать ребёнка на воспитание в семью граждан Российской Федерации с учётом требования статьи 198 ГПК РФ должен быть мотивирован в решении суда.

Однако, несмотря на имеющиеся в материалах дел доказательства по вопросу о принятии органами опеки и попечительства мер к передаче ребёнка на воспитание в семьи российских граждан, примерно в каждом четвёртом решении суда, вынесенном в 2011 году с удовлетворением заявления иностранных усыновителей, не отражены данные о том, кому конкретно из российских граждан предлагался ребёнок на воспитание и почему эти лица отказались взять ребёнка на воспитание.

По указанной проблеме заслуживает положительной оценки практика тех судов, которые данные обстоятельства проверяют тщательным образом и отражают их в своих решениях. К лицам, выразившим желание быть усыновителями, закон (статья 127 СК РФ) предъявляет определённые требования. Их соблюдение является гарантией обеспечения прав несовершеннолетних детей, передаваемых на усыновление.

К числу таких требований относится, в частности, наличие у заявителей необходимых материальных и жилищных условий для обеспечения детям полноценного физического, психического, духовного и нравственного развития, отсутствие у них заболеваний, при наличии которых лицо не может усыновить ребёнка.

При рассмотрении дел о международном усыновлении детей суды обязаны выяснять финансовое положение усыновителей, их жилищные условия, место работы, образование и тому подобные обстоятельства и давать им надлежащую оценку.

Вместе с тем, еще имеют место случаи, когда суды недостаточно полно исследуют данные обстоятельства и не отражают их в своих решениях. Так, например, определением Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации от 7 июня 2011 года отменено решение Камчатского краевого суда от 29 марта 2011 года, которым было удовлетворено заявление граждан Испании об удочерении несовершеннолетнего ребёнка.

Как указала Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации, суд первой инстанции в нарушение положений статьи 67, части 1 статьи 195, части 4 статьи 198 ГПК РФ в ходе рассмотрения дела не исследовал документы, содержащие сведения о материальных и жилищных условиях усыновителей, и не отразил в своём решении вывод о том, свидетельствуют ли данные сведения о достаточности этих условий для полноценного содержания усыновляемого ребёнка.

Кроме того, вопреки положениям пункта 2 статьи 124 и абзаца третьего пункта 1 статьи 123 СК РФ суд не исследовал вопрос о вероисповедании усыновителей и приемлемости этой религии для обеспечения полноценного духовного и нравственного развития усыновляемого, возможности усыновителей обеспечить ребёнку физическое, психическое, духовное и нравственное развитие.

Проблемы международного усыновления российских детей иностранцами

Автор: Зоя Вешкурцева

Последние годы нашу страну все чаше сотрясают скандалы, связанные с усыновлением российских детей иностранцами. Хотелось бы разобраться и попытаться хотя бы приблизиться к пониманию того, порождаются ли эти проблемы недостаточным или неправильным законодательным регулированием, или, по большей мере, проистекают из правоприменения.

Согласно ст. 124 Семейного кодекса РФ (далее — СК РФ) усыновление (удочерение) допускается в отношении несовершеннолетних детей и только в их интересах с соблюдением требований абзаца третьего пункта 1 статьи 123 СК РФ (при устройстве ребенка должны учитываться его этническое происхождение, принадлежность к определенной религии и культуре, родной язык, возможность обеспечения преемственности в воспитании и образовании), а также с учетом возможностей обеспечить детям полноценное физическое, психическое, духовное и нравственное развитие.

По вопросу применения положения абз. 3 п. 1 ст. 123 СК РФ и учета этнического происхождения, языка и т. п. имеется следующее разъяснение: Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 20.04.2006 № 8 «О применении судами законодательства при рассмотрении дел об усыновлении (удочерении) детей», в котором указано, что под интересами детей при усыновлении следует, в частности, понимать создание благоприятных условий (как материального, так и морального характера) для их воспитания и всестороннего развития. При решении вопроса о допустимости усыновления в каждом конкретном случае следует проверять и учитывать нравственные и иные личные качества усыновителя (усыновителей) (обстоятельства, характеризующие поведение заявителя (заявителей) на работе, в быту, наличие судимости за преступления против личности, за корыстные и другие умышленные преступления и т. п.), состояние его здоровья, а также проживающих вместе с ним членов семьи, сложившиеся в семье взаимоотношения, отношения, возникшие между этими лицами и ребенком.

Данные обстоятельства в равной мере должны учитываться при усыновлении ребенка как посторонними лицами, отчимом, мачехой, так и его родственниками.

При этом следует учитывать, что закон не предусматривает каких-либо ограничений для усыновления детей в зависимости от состояния их здоровья. Вместе с тем, если усыновляемый ребенок страдает какими-либо заболеваниями, суду необходимо выяснить, известно ли усыновителям об имеющихся у ребенка заболеваниях, а также смогут ли они обеспечить такому ребенку надлежащий уход и соответствующее лечение (см. п. 15 Постановления № 8).

Это интересно:  Для чего нужна электронная подпись физическому лицу

Вышеуказанное Постановление № 8, однако, вовсе не дает разъяснения по вопросу о том, каким образом следует учитывать перечисленные в абз. 3 п. 1 ст. 123 СК РФ этнические, языковые и т. п. особенности. То есть этот вопрос отдается откуп соответствующим органам.

Каким образом будет решаться этот вопрос, как и в какой мере будут учитываться вышеуказанные обстоятельства, остается неясным.

Кроме того, возникает вопрос о том, каким образом и как уполномоченные органы должны оценивать возможности обеспечить детям полноценное физическое, психическое, духовное и нравственное развитие. Опять же, кроме указанного выше в Постановлении № 8, по данному вопросу разъяснений мало.

Ситуация достаточно банальная, как кажется на первый взгляд: оценят по документам, предоставленным в суд, а суд оценит «по своему внутреннему убеждению».
А если разобраться, то отсутствие внятных разъяснений, повторюсь, не просто дословного повтора в разъяснении самой нормы закона, а именно разъяснений, как именно следует понимать и применять положения нормы закона в тех или иных случаях, создают ситуацию неуверенности в исходе дела, так как почти всегда остаются неясности и сомнения в том, что «внутреннее убеждение» конкретного судьи правильно сработает.

Теперь, что касается усыновления детей иностранцами. Статей, касающихся усыновления детей иностранцами, в СК РФ всего четыре — п. 4 ст. 124, п. 2 ст. 126, п. 4 ст. 127, ст. 165.

Вопрос усыновления детей иностранными гражданами и лицами без гражданства регулируется п. 4 ст. 124 СК РФ. Сразу необходимо отметить, что этот пункт действует в редакции Федеральных законов от 27.06.1998 № 94-ФЗ, от 28.12.2004 № 185-ФЗ. Это само по себе ничего бы не значило, однако, в связи с многочисленными скандалами, становится несколько странным такое продолжительное отсутствие внимания к законодательному регулированию вопроса усыновления детей иностранцами.

Согласно ст. 4 ст. 123 СК РФ, усыновление детей иностранными гражданами или лицами без гражданства допускается только в случаях, если не представляется возможным передать этих детей на воспитание в семьи граждан Российской Федерации, постоянно проживающих на территории Российской Федерации, либо на усыновление родственникам детей независимо от гражданства и места жительства этих родственников. Дети могут быть переданы на усыновление гражданам Российской Федерации, постоянно проживающим за пределами территории Российской Федерации, иностранным гражданам или лицам без гражданства, не являющимся родственниками детей, по истечении шести месяцев со дня поступления сведений о таких детях в федеральный банк данных о детях, оставшихся без попечения родителей, в соответствии с пунктом 3 статьи 122 СК РФ.

Как следует из п. 2 ст. 126 ГК РФ, учет иностранных граждан и лиц без гражданства, желающих усыновить детей, являющихся гражданами Российской Федерации, производится органами исполнительной власти субъектов Российской Федерации или федеральным органом исполнительной власти (пункт 3 статьи 122 СК РФ).

Пунктом 4 ст. 127 СК РФ установлено общее требование о подготовке лиц, желающих принять на воспитание в свою семью ребенка, оставшегося без попечения родителей, которое осуществляется в целях психолого-педагогической и правовой подготовки этих лиц по программе и в порядке, которые утверждаются органами исполнительной власти субъектов Российской Федерации. Требования к содержанию программы подготовки лиц, желающих принять на воспитание в свою семью ребенка, оставшегося без попечения родителей, и форма свидетельства о прохождении такой подготовки на территории Российской Федерации утверждаются уполномоченным Правительством Российской Федерации федеральным органом исполнительной власти.

При этом иностранными гражданами, лицами без гражданства или гражданами Российской Федерации, постоянно проживающими за пределами территории Российской Федерации, которые желают принять на воспитание в свою семью ребенка, оставшегося без попечения родителей и являющегося гражданином Российской Федерации, могут быть представлены документы о прохождении соответствующей подготовки на территории государства, в котором они постоянно проживают, с учетом тематики и в объеме не менее, чем это предусмотрено программой подготовки лиц, желающих принять на воспитание в свою семью ребенка, оставшегося без попечения родителей.

В том случае, если иностранные граждане, лица без гражданства или граждане Российской Федерации, постоянно проживающие за пределами территории Российской Федерации, которые желают принять на воспитание в свою семью ребенка, не прошли соответствующую подготовку на территории иностранного государства, в котором они постоянно проживают, указанная подготовка проводится на территории Российской Федерации в порядке, установленном п. 4 ст. 127 СК РФ.

Вышеуказанные требования к программе подготовки лиц, желающих принять на воспитание в свою семью ребенка, оставшегося без попечения родителей, разработаны Приказом Минобрнауки России от 20.08.2012 № 623 «Об утверждении требований к содержанию программы подготовки лиц, желающих принять на воспитание в свою семью ребенка, оставшегося без попечения родителей, и формы свидетельства о прохождении такой подготовки на территории Российской Федерации». Данная программа должна содержать изучение следующих разделов:

– «Введение в курс подготовки кандидатов в приемные родители»;
– «Представление о потребностях развития приемного ребенка и необходимых компетенциях приемных родителей. Понятие о мотивации приемных родителей»;
– «Этапы развития ребенка»;
– «Особенности развития и поведения ребенка, оставшегося без попечения родителей, подвергавшегося жестокому обращению. Диспропорции развития ребенка»;
– «Последствия от разрыва с кровной семьей для развития ребенка, оставшегося без попечения родителей (нарушения привязанности, особенности переживания горя и потери, формирование личной и семейной идентичности)»;
– «Адаптация приемного ребенка и приемной семьи»;
– «Трудное» поведение приемного ребенка, навыки управления «трудным» поведением ребенка»;
– «Обеспечение безопасности ребенка. Меры по предотвращению рисков жестокого обращения и причинения вреда здоровью ребенка»;
– «Особенности полового воспитания приемного ребенка»;
– «Роль семьи в обеспечении потребностей развития и реабилитации ребенка»;
– «Основы законодательства Российской Федерации об устройстве детей, оставшихся без попечения родителей, на воспитание в семьи граждан»;
– «Взаимодействие приемной семьи с органами опеки и попечительства и иными организациями, предоставляющими услуги детям и семьям»;
– «Подведение итогов освоения курса подготовки кандидатов в приемные родители».

При этом, содержание разделов и трудоемкость программы, требования к уровню подготовки кандидатов в приемные родители, успешно ее освоивших, форму проведения подготовки (очную или очно-заочную), а также использование дистанционных методов подготовки при ее проведении в очно-заочной форме определяют самостоятельно органы исполнительной власти субъектов Российской Федерации.

Установлено, что общая трудоемкость программы должна составлять не менее 30 и не более 80 академических часов (из них не менее 70 % академических часов практических занятий (тренинга), включая итоговую аттестацию (собеседование)).

В целях реализации вышеуказанного требования Минобрнауки России подготовило письмо от 24.08.2012 № ИР-713/07 «О подготовке лиц, желающих принять на воспитание в свою семью ребенка, оставшегося без попечения родителей» (вместе с «Рекомендациями по организации и осуществлению деятельности по подготовке лиц, желающих принять на воспитание в свою семью ребенка, оставшегося без попечения родителей»). Вышеуказанное касается всех лиц, в том числе и иностранцев, если они не прошли такую подготовку в стране, в которой они постоянно проживают.

Еще одна статья СК РФ, которая касается иностранного усыновления, предусматривает усыновление с учетом особенностей применения семейного законодательства к семейным отношениям с участием иностранных граждан и лиц без гражданства — ст. 165 СК РФ.

Предусмотрено, что усыновление (удочерение) на территории Российской Федерации иностранными гражданами ребенка, являющегося гражданином Российской Федерации, производится в соответствии с законодательством государства, гражданином которого является усыновитель на момент подачи заявления об усыновлении (удочерении) или об отмене усыновления.

При усыновлении (удочерении) на территории Российской Федерации иностранными гражданами ребенка, являющегося гражданином Российской Федерации, должны быть также соблюдены требования статей 124 — 126, статьи 127 (за исключением абзаца восьмого пункта 1), статей 128 и 129, статьи 130 (за исключением абзаца пятого), статей 131 — 133 СК РФ с учетом положений международного договора Российской Федерации о межгосударственном сотрудничестве в области усыновления детей. Усыновление (удочерение) на территории Российской Федерации иностранными гражданами или лицами без гражданства, состоящими в браке с гражданами Российской Федерации, детей, являющихся гражданами Российской Федерации, производится в порядке, установленном СК РФ для граждан Российской Федерации, если иное не предусмотрено международным договором Российской Федерации.

Пунктом 3 ст. 165 СК РФ предусматривается, что защита прав и законных интересов детей, являющихся гражданами Российской Федерации и усыновленных иностранными гражданами или лицами без гражданства, за пределами территории Российской Федерации, если иное не предусмотрено международным договором Российской Федерации, осуществляется в пределах, допускаемых нормами международного права, консульскими учреждениями Российской Федерации, в которых указанные дети состоят на учете до достижения ими совершеннолетия. Порядок постановки на учет консульскими учреждениями Российской Федерации детей, являющихся гражданами Российской Федерации и усыновленных иностранными гражданами или лицами без гражданства, определяется Правительством Российской Федерации.

Таким образом, законодательство достаточно скупо регулирует усыновление иностранцами российских детей, несмотря на имеющуюся проблему.

Президиумом Верховного Суда РФ вопрос о международном усыновлении подробно рассматривался, 23.05.2012 был утвержден «Обзор Верховного суда Российской Федерации практики рассмотрения в 2011 году областными и равными им судами дел об усыновлении детей иностранными гражданами или лицами без гражданства, а также гражданами Российской Федерации, постоянно проживающими за пределами территории Российской Федерации», где суд анализирует данный вопрос. Судом указывается, что существующее мнение о том, что в России широко распространено международное усыновление, а российские граждане усыновляют детей крайне редко, ошибочно и не находит своего подтверждения.

Так, в 2009 году судами удовлетворено 99,3 % заявлений об усыновлении детей российскими гражданами, в 2010 году — 99,4% заявлений, в 2011 году — 99,1 % заявлений.

По делам о международном усыновлении в 2009 году удовлетворено 99,8 % заявлений, за 2010 год и 2011 год процент удовлетворенных заявлений составил 99,7 % и 99,8 % соответственно.

По результатам рассмотрения дел о международном усыновлении российских детей (по данным на 23 декабря 2011 года) в Обзоре отмечается следующее:
В 2011 году по делам о международном усыновлении детей, рассмотренным с удовлетворением заявлений, усыновителями чаще всего являлись граждане США (28 %), а также граждане Италии (21 %) и Испании (20 %).

Кроме того, усыновителями являлись граждане Франции (8 %), Германии (7 %), Ирландии (4 %), Израиля (3 %), Канады (2 %), Великобритании (1,5 %), Финляндии (1 %), Мальты (1 %), Швеции (1 %), Аргентины (0,4 %), Бельгии (0,3 %).

Незначительное число усыновителей (от 1 до 6 случаев) являлись, в частности, гражданами Швейцарии, Австрии, Кипра, Украины, Казахстана, Греции, Мексики.
Наибольшее количество дел о международном усыновлении в 2011 году рассмотрено с вынесением решения Санкт-Петербургским городским судом (314 дел), Московским городским судом (187 дел), Пермским краевым судом (181 дело), Красноярским краевым судом (137 дел), Кемеровским областным судом (124 дела), Хабаровским краевым судом (110 дел), Кировским областным судом (103 дела), Саратовским областным судом (100 дел), Свердловским областным судом (97 дел), Московским областным судом (94 дела), Новосибирским областным судом (92 дела) и Приморским краевым судом (91 дело).

Что касается непосредственно судебной практики по делам, связанным с усыновлением детей иностранными гражданами, то следует отметить, что некоторые судебные акты иллюстрируют недостаточное регулирование данного вопроса и на законодательном, и на правоприменительном уровнях.
Для примера можно привести Определение Верховного Суда РФ от 26.02.2008 № 33-Г08-1 по конкретному делу, когда иностранным гражданам, семейной паре Г. и Д., судом было отказано в удовлетворении заявления об удочерении малолетней М. в связи с тем, что имелось действующее решение иностранного суда, которое должно учитываться при оценке личности усыновителя Г. При этом, представитель опекуна ребенка — детского дома дала согласие на удочерение девочки супругами Г. и Д. Представитель органа опеки и попечительства полагала, что данное удочерение отвечает интересам М.

Это интересно:  Контроль и ревизия задачи с решением

При решении вопроса об удочерении российским судом было установлено, что решением иностранного суда от 23 сентября 1982 г. расторгнут брак между истцом Р. и ответчицей Г. по причине жестокого и бесчеловечного обращения ответчицы с истцом. При этом в решении указано, что Г. были даны показания под присягой и представлен аффидевит, доказывающие убедительно для российского суда жестокое и бесчеловечное обращение ответчицы с истцом. В Определении российского суда указывается, что при решении вопроса о допустимости удочерения М. супругами Г. и Д. судом учтены и другие доказательства. Из объяснений представителей детского дома и администрации муниципального образования в судебном заседании следует, что М. — девочка сложная, плохо привыкает к новым условиям, у нее длительный период адаптации. Задержка ее речевого развития составляет шесть месяцев; она непростой в эмоциональном плане ребенок, замкнута, тяжело привыкает к новой обстановке, людям. Будущим родителям понадобится с ней много терпения. Учитывая эти обстоятельства, малолетний возраст М., а также непродолжительность общения с ней супругов Г. и Д. (в отсутствие воспитателей около 30 минут дважды), суд обоснованно посчитал, что не имеется оснований утверждать о наличии устойчивого контакта между заявителями и ребенком, достаточного для его удочерения. Таким образом, суд, исходя из требований ст. ст. 123, 124 СК РФ, пришел к правильному выводу о несоответствии интересам ребенка удочерения супругами Г. и Д. несовершеннолетней М., в связи с чем отказал в удовлетворении их заявления.

Возникает вопрос о том, как так получилось, что только на этапе судебного разбирательства выясняется, что предполагаемая усыновительница ранее жестоко и бесчеловечно обращалась со своим супругом. При этом органы опеки и попечительства на более ранних этапах не проводят надлежащей проверки, направленной на исключение допуска к усыновлению лиц, склонных к насилию и жестокому обращению.

Часть отказов в усыновлении связана с тем, что органы опеки и попечительства не принимают необходимых мер для устройства ребенка в семью в России. Например, Костромской областной суд отказал в удовлетворении заявления гражданки США об усыновлении ребенка, причиной явилось то, что органами опеки и попечительства не были приняты необходимые меры к устройству ребенка в семью граждан Российской Федерации. А именно: по истечении шести месяцев со дня постановки ребенка на учет в федеральном банке данных девочка, как установил суд, органами опеки и попечительства российским гражданам не предлагалась, работа по устройству ребенка в семью российских граждан ими фактически была прекращена; после выдачи иностранному кандидату в усыновители направления на ознакомление с ребенком по истечении срока, предусмотренного пунктами 24 и 29 Правил ведения государственного банка данных о детях, оставшихся без попечения родителей, и осуществления контроля за его формированием и использованием, утвержденных постановлением Правительства Российской Федерации от 4 апреля 2002 года № 217, в течение которого иностранный гражданин обязан письменно проинформировать соответствующего оператора о подаче им заявления в суд об усыновлении ребенка, ребенок на протяжении длительного времени другим кандидатам в усыновители, в том числе и российским, не предлагался. Между тем заявителем и ее представителем (усыновительным агентством) процесс сбора документов и предъявления их в суд занял более 10 месяцев, за это время состояние здоровья девочки улучшилось, и судом установлены кандидаты в усыновители из числа российских граждан, желающих усыновить ребенка такого возраста и пола.

Отдельно стоит выделить вопрос создания и формирования государственного банка данных детей, оставшихся без попечения родителей, что регулируется Федеральным законом от 16.04.2001 № 44-ФЗ (в ред. от 03.12.2011) «О государственном банке данных о детях, оставшихся без попечения родителей», а также разработанным в соответствии с вышеуказанным законом Постановлением Правительства РФ от 04.04.2002 № 217 (ред. от 11.04.2006) «О государственном банке данных о детях, оставшихся без попечения родителей, и осуществлении контроля за его формированием и использованием».

Этот вопрос связан с тем, что статья 124 СК РФ закрепляет принцип приоритета российских граждан перед иностранными гражданами в усыновлении несовершеннолетних детей. В соответствии с пунктом 4 данной нормы усыновление детей иностранными гражданами или лицами без гражданства допускается, если невозможно передать усыновляемых детей на воспитание в семьи граждан Российской Федерации, постоянно проживающих на территории Российской Федерации, либо на усыновление родственникам этих детей независимо от гражданства и места жительства этих родственников; истекли шесть месяцев со дня поступления сведений о таких детях в федеральный банк данных о детях, оставшихся без попечения родителей.

Часть дел, связанных с отказом в усыновлении детей, связана с нарушением требований ст. 124 СК РФ и несоблюдением порядка и сроков, установленных вышеуказанными ФЗ № 44-ФЗ и Постановлением № 217.

Указанные выше статьи КОАП РФ действуют в редакции от 22.06.2007, не изменялись, несмотря на громкие скандалы и явные диспропорции между размером административного штрафа и тяжестью правонарушения.

Таким образом, из анализа проблем международного усыновления российских детей иностранцами, усматривается явная необходимость в более детальном законодательном регулировании данного вопроса, в более полных разъяснениях правоприменительной практики, в совершенствовании методов воздействия на должностных лиц, ответственных за усыновление, в ужесточении административной ответственности должностных лиц за нарушение порядка усыновления.

ПРОБЛЕМЫ МЕЖДУНАРОДНОГО УСЫНОВЛЕНИЯ (УДОЧЕРЕНИЯ)

Проблемы, cвязанные с правовым регулированием и применением на практике норм о международном уcыновлении, остаются до настоящего времени крайне актуальными. Отчасти это cвязано с тем, что до cих пор так и не cформирован унифицированный режим такого уcыновления, а также не выработаны механизмы, позволяющие в полной мере защищать интересы уcыновленных детей, проживающих за границей.

Снижение рождаемоcти в cтранах Западной Европы и США и ряд других факторов, которые непосредственно связанны с ухудшением экономического положения в странах Азии, привели в конце XX — начале XXI в. к распроcтранению международного усыновления. В некоторых cлучаях усыновлялись тяжелобольные дети, и для них были созданы в новых cемьях, в частности в США, соответствующие условия [3, с.15-20] .

Новая волна всеобщего интереса к проблемам международного усыновления была связанна с чередой трагичеcких cобытий, произошедших c усыновленными детьми в США, и с принятием Закона «Димы Яковлева», которым был введен запрет на усыновление российских детей гражданами этой страны. Кратко рассмотрим историю принятия данного нормативного акта. В феврале 2008 года мальчика усыновила семья Харрисон, которая отвезла ребенка в город Херндон под Вашингтоном. В июле того же года отец малыша Майлс Харрисон вез Диму в ясли. Но глава семейства так спешил на работу, что не довез его до яслей и забыл мальчика в машине. Когда отец Димы Яковлева вернулся к своему автомобилю, он обнаружил мертвое тело приемного сына. Автомобиль Харрисона целый день простояла на солнцепеке. Из-за палящего солнца и выключенного кондиционера температура воздуха в салоне поднялась до 50 градусов. Дима Яковлев умер от перегрева. Отец мальчика предстал перед американским судом. В декабре 2008 года суд оправдал Майлса Харрисона [7].

В ответ на такое решение американского суда Российская Федерация приняла Федеральный закон от 28 декабря 2012 года № 272-ФЗ О мерах воздействия на лиц, причастных к нарушениям основополагающих прав и свобод человека, прав и свобод граждан Российской Федерации», который вступил в силу 1 января 2013 года.

Данный Закон позиционировался многими российскими политиками, как ответ на принятый незадолго до этого в США «закон Магнитского», но позднее премьер-министр Дмитрий Медведев заявил, что Закон «принимался на эмоциональной волне, связанной с соответствующими решениями американского конгресса, но ни юридически, ни фактически он не связан с «законом Магнитского»[7].

В cвою очередь мы вывели несколько проблем которые возникли с принятием данного закона:

В-первых, детей с физическими отклонениями, которых по статистики усыновляли граждане США, роcсийские семьи уcыновляют крайне редко, таким образом, процент усыновляемых инвалидов резко снизился. Выражалась уверенность в том, что детей, которых потенциально могли усыновить граждане США, быстро усыновят россияне. Однако, как отмечает главный врач дома ребенка № 13 г. Москвы Наталья Никифорова, несмотря на все усилия Правительства и законодательных органов, российских усыновителей не стало больше, а количество иностранных уcыновителей упало в несколько раз. «Так, за девять месяцев этого года на международное усыновление из нашего учреждения ушло всего четыре ребенка. При этом годом раньше таких детей было 12, а еще раньше – 25», – подводит итоги Никифорова. Она и другие эксперты отмечают, что зачастую иностранцы усыновляли детей с «серьезными проблемами в развитии.» [6, с.58-63]. Российские семьи таких детей не выбирают. Во-вторых, лишил надежды на семью и несколько сотен сирот, которые уже были знакомы со своими будущими усыновителями-гражданами США. У многих из них дела уже рассматривались судом, однако решения об усыновлении на момент вступления в действия Закона еще вынесены не были.

В-третьих, дети, которых хотели усыновить граждане США, так и остались без семьи 4 ноября 2014 года ЕСПЧ представил властям Российской Федерации 23 жалобы граждан США, которым отказали в усыновлении детей в России, и этих детей. У российских властей была запрошена информация по каждому ребенку, а именно: остался ли он в детском доме, ожидает ли рассмотрения вопрос о его передаче в другую приемную семью, а если да, то на какой стадии находится его рассмотрение, был ли ребенок передан в другую приемную семью. По информации Радио Свободы, МИД России ответил на вопросы Европейского суда, не приведя конкретной статистики.

Нам представляется, что наcтоящий закон не достиг своей основной цели — заменить усыновление детей российскими семьями, вместо иностранных. Законодателю вместо принятия такого закона следовало усовершенствовать законодательство об усыновлении с тем, чтобы усилить проверку иностранных кандидатов на усыновление, работать над унификацией норм в сфере международного усыновления и сотрудничеством между соответствующими органами наших стран, направленными на усиление контроля за условиями проживания ребенка в зарубежных семьях, их социальной адаптацией, а не прибегать к таким кардинальным мерам, лишая малышей права на полноценную семью.

В связи с этим перейдем к правовому регулированию обозначенных нами вопросов. Так, согласно Конвенции ООН о правах ребенка, ратифицированной нашим государством, «государства-участники, которые признают и/или разрешают существование системы усыновления, обеспечивают, чтобы наилучшие интересы ребенка учитывались в первостепенном порядке»[1].

Среди многосторонних договоров, затрагивающих вопросы усыновления, — Конвенция о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам, заключенная в Минске 22 января 1993 г. (далее — Минская конвенция). Согласно ст. 37 данного соглашения усыновление или его отмена определяется по законодательству Договаривающейся Стороны, гражданином которой является усыновитель в момент подачи заявления об усыновлении или его отмене. В пункте 4 этой же статьи определяется и компетенция учреждений, принимающих решение об усыновлении.. На дела об усыновлении распространяются и общие правила Конвенции относительно судебных поручений, процессуального положения граждан, признания судебных решений и т.п.

Конвенция о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам, заключенная в г. Кишиневе 7 октября 2002 г. (далее — Кишиневская конвенция), содержит коллизионные нормы об усыновлении, в основном повторяющие положения ст. 37 Минской конвенции. Однако без изменения основной привязки к гражданству усыновителя Кишиневской конвенцией введена оговорка: эта основная привязка применяется, если внутренним законодательством Договаривающейся Стороны, гражданином которой является ребенок, не установлено иное. Таким образом, прежняя основная привязка стала условной. Это изменение оценивается как проявление желания государств-участников усилить контроль за международным усыновлением своих граждан, обеспечить максимальную защиту их интересов [4].

Даже если согласиться с такой оценкой направленности нововведения, все же нельзя не отметить, что формулировка ч. 1 ст. 40 Кишиневской конвенции позволяет говорить лишь об ограничении применения коллизионной нормы Конвенции: «иное» регулирование во внутреннем праве другого государства «блокирует» ее применение. Вопрос о том, какое право должен в случае «иного» регулирования во внутреннем праве страны гражданства ребенка применить компетентный суд (а согласно ч. 4 ст. 40 Конвенции компетентно учреждение Договаривающейся Стороны, гражданином которого является усыновитель), остается открытым. Из ст. 40 Конвенции не вытекает, что компетентный суд при отсутствии коллизионного регулирования в международном договоре должен применить внутреннее семейное право другого государства. Поэтому представляется, что он будет принимать решение об усыновлении на основании коллизионной нормы своего государства. Следовательно, применение законодательства страны гражданства ребенка будет зависеть от привязки к коллизионной норме, содержащейся в законодательстве государства, суд которого рассматривает вопрос об усыновлении. Возможно, Договаривающиеся Стороны не имели в виду такой результат, но редакция ст. 40 не позволяет толковать эту статью иначе. Едва ли новую редакцию можно признать удачной.

Это интересно:  Всеобщий документ удостоверяющий личность закон

Что же касается российского законодательства в рассматриваемой сфере, то обозначим, что в отношении усыновления на территории РФ иностранными гражданами и лицами без гражданства детей, являющихся российскими гражданами, он предусматривает применение права страны, гражданином которого является усыновитель (при усыновлении ребенка лицом без гражданства — в соответствии с законодательством государства, в котором это лицо имеет постоянное место жительства) на момент подачи заявления об усыновлении. Применение при усыновлении соответствующего иностранного законодательства о требованиях к усыновлению (в отношении возраста, материального положения и т.п.) призвано обеспечивать в дальнейшем стабильность усыновления в иностранном государстве, поскольку обычно усыновитель-иностранец увозит ребенка в свою страну [5, с. 56].

Согласно СК РФ усыновление детей иностранными гражданами или лицами без гражданства допускается только в случаях, если не представляется возможным передать этих детей на воспитание в семьи российских граждан, постоянно проживающих на территории РФ, либо на усыновление родственниками детей независимо от гражданства и места жительства этих родственников. При этом дети могут быть переданы на усыновление иностранным гражданам лишь при условии, что прошло более трех месяцев с момента постановки их на централизованный учет детей, оставшихся без попечения родителей [2].

В случае если в результате усыновления могут быть нарушены права ребенка, установленные законодательством РФ и международными договорами РФ (прежде всего Конвенцией ООН о правах ребенка), усыновление не может быть произведено независимо от гражданства усыновителя, а произведенное усыновление (удочерение) подлежит отмене в судебном порядке.

В заключении можно отметить, что те правовые акты и соглашения, которые существуют на сегодняшний день, не являются универсальными и содержат много противоречий, так и не достигнуто главной на наш взгляд цели-защиты ребенка в иностранной семье. Вопрос так и остается открытым для законодателя.

Список литературы

1. Конвенция о правах ребенка (одобрена Генеральной Ассамблеей ООН 20.11.1989)// Сборник международных договоров СССР. Выпуск XLVI.1993. вступила в силу для СССР 15.09.1990.

3. Амирова Д.М. Усыновление (удочерение) российских детей иностранными лицами // Актуальные проблемы гуманитарного и профессионального знания: Сборник студенческих научных работ. — Казань: ЗАО «Новое знание», 2010. 657 с.

4. Бахин С.В., Игнатьев А.С. Правовая помощь и правовые отношения по гражданским и семейным делам: корректировка регламентации в рамках СНГ (Кишеневская конвенция 2002 г.) // Журнал международного частного права.2005.№ 4(50). 20 с.

5. Богуславский М.М. Международное частное право.-М.: Юристъ, 2005. 604 с.

6. Петрова Е.С. Правовые проблемы усыновления (удочерения) иностранными гражданами в РФ // Охрана прав несовершеннолетних и развитие законодательства о семье. Материалы конференции 19 декабря 2013 г.. — М.: Изд-во Моск. гуманит. ун-та, 2013. 897 с.

ВС – о международном усыновлении

Международное усыновление детей – тема, широко и активно обсуждаемая в нашем обществе, причем не только юристами. Если точнее и правильнее – речь идет об «усыновлении детей иностранными гражданами или лицами без гражданства, а также гражданами Российской Федерации, постоянно проживающими за пределами Российской Федерации». Именно этой категории дел посвящен ставший уже традиционным тематический обзор Верховного Суда РФ – Обзор практики рассмотрения в 2017 году областными и равными им судами дел об усыновлении детей иностранными гражданами или лицами без гражданства, а также гражданами РФ, постоянно проживающими за пределами территории Российской Федерации, утвержденный Президиумом ВС РФ 30 мая 2018 г. (далее – Обзор).

Сразу обращает на себя внимание значительное снижение за последние годы количества дел о международном усыновлении, рассмотренных судами с вынесением решения. В 2009 г. (статистика ВС РФ) областными и равными им судами было рассмотрено с вынесением решения 3427 дел, в 3420 случаях заявления об усыновлении были удовлетворены. Спустя 8 лет, в 2017 г. (которому, собственно, и посвящен Обзор) с вынесением решения рассмотрено всего 336 дел, удовлетворено – 334 заявления, по 3 делам производство было прекращено, 6 заявлений оставлены без рассмотрения. Делать какие-либо выводы из этого факта и проводить анализ причин снижения количества обращений иностранных граждан с заявлениями об усыновлении российских детей – не наша задача, и не цель настоящего комментария, поэтому обратимся непосредственно к анализу Обзора.

Если говорить об Обзоре в целом – в 2017 г. ВС РФ не установлено нарушений судами норм процессуального и материального права при разрешении дел о международном усыновлении детей, не выявлено случаев неправильного толкования закона. В связи с этим Обзор является скорее своеобразными «методическими рекомендациями» судам, этаким «руководством к действию» на примере уже состоявшихся решений.

Большой раздел Обзора посвящен соблюдению условий передачи детей на международное усыновление (п. 4 ст. 124 Семейного кодекса РФ). Кроме уже устоявшейся практики исследования письменных доказательств – заключений, представляемых органами опеки и попечительства, региональными и федеральными операторами по устройству детей, оставшихся без попечения родителей, ВС РФ рекомендовал судам опрашивать в судебном заседании лиц, знакомившихся со сведениями о ребенке и отказавшихся от его усыновления или семейного воспитания; лиц, у которых ребенок ранее находился под опекой и которые от этой опеки отказались; родственников ребенка, не желающих принять его на воспитание в свою семью. Неявка родственников ребенка по неоднократным вызовам в суд для выяснения их мнения по существу заявления о международном усыновлении расценивалась судами в пользу усыновления, что ВС РФ признано правильным. Пожалуй, трудно не согласиться с такой позицией ВС РФ, поскольку неоднократная неявка в суд без уважительной причины (при условии надлежащего извещения) свидетельствует о явной незаинтересованности родственников в судьбе ребенка.

При установлении судом обстоятельств, свидетельствующих о том, что родители, лишенные родительских прав в отношении усыновляемого ребенка, принимают меры для их восстановления, судам рекомендовано приостанавливать производство по делу об усыновлении. Судам необходимо приостанавливать производство по делу и в случае, если есть сведения о действиях близких родственников, направленных на установление опеки над усыновляемыми детьми.

Анализируя применение судами положений ст. 127 СК РФ, содержащей перечень обстоятельств, исключающих возможность усыновления, ВС РФ признал правильной практику судов, предлагающих заявителям пройти медицинское освидетельствование на территории Российской Федерации в случае, если усыновители при подаче заявления представляли медицинские заключения врачей иностранного государства, не соответствующие требованиям российского законодательства, а именно Приказа Минздрава России от 18 июня 2014 г. № 290н «Об утверждении порядка медицинского освидетельствования граждан, намеревающихся усыновить (удочерить), взять под опеку (попечительство), в приемную или патронатную семью детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, а также формы заключения о результатах медицинского освидетельствования таких граждан». По моему мнению, это не означает необходимость повторного прохождения полного медицинского освидетельствования лиц, желающих усыновить ребенка, на территории РФ. Судя по примерам судебной практики, приведенным в Обзоре, достаточно восполнить заключение врачей иностранного государства недостающими заключениями врачей-специалистов и результатами лабораторных и рентгенологических исследований.

Самый обширный раздел Обзора посвящен правильному разрешению вопросов, касающихся возможности усыновителей обеспечить детям полноценное физическое, психическое, духовное и нравственное развитие (п. 2 ст. 124 СК РФ).

ВС РФ признал правильной практику судов, учитывающих при вынесении решения об усыновлении заключения компетентного органа иностранного государства и решения иностранных судов. При этом судами учитывались не только требования, содержащиеся в решении иностранного суда, аналогичные положениям СК РФ (например, о разнице в возрасте между усыновителями и усыновленными), но и условие, согласно которому семейной паре разрешалось усыновить одного иностранного ребенка, родившегося после 6 декабря 2009 г., чтобы сохранить старшинство за их сыном.

Признана правильной практика судов по исследованию в судебном заседании всех медицинских диагнозов усыновляемого ребенка и ознакомлению с ними усыновителей. Кроме того, ВС РФ признал необходимым истребование судами социально-психологических отчетов, в которых отражены выводы о способности заявителей к усыновлению ребенка с соответствующими диагнозами.

Большое внимание суды уделяют выяснению вопроса о продолжительности общения усыновителей и ребенка, что представляется немаловажным, так как от этого зависит психологический и эмоциональный контакт между ними. При этом, на мой взгляд, крайне важно, что суды учитывали не только непосредственное (очное) общение с ребенком, но и общение в период отъезда будущих усыновителей на родину по телефону, через интернет, факты передачи ребенку подарков.

Единственный случай отказа в принятии заявления об усыновлении, приведенный в качестве примера в Обзоре, касается соблюдения требований подп. 13 п. 1 ст. 127 СК РФ, а именно: не могут быть усыновителями лица, состоящие в союзе, заключенном между лицами одного пола, признанном браком и зарегистрированном в соответствии с законодательством государства, в котором такой брак разрешен, а также лица, являющиеся гражданами указанного государства и не состоящие в браке. Поскольку заявитель – гражданка ФРГ, на территории которой с 1 октября 2017 г. действует Закон о введении права на заключение брака для лиц одного пола, не состояла в браке, в принятии заявления об усыновлении было отказано на основании ч. 1 ст. 134 ГПК РФ.

Основная отмеченная в Обзоре причина оставления заявления без движения – непредставление заявителями (их представителями) документов, предусмотренных ст. 271 ГПК РФ, а также представление документов, не отвечающих установленным требованиям (например, представление документов с истекшими сроками или документов, не содержащих перевод на русский язык). На это стоит обратить внимание заявителей и практикующих адвокатов как их представителей, ведь сама процедура усыновления довольно длительна по времени, а оставление заявления без движения из-за ошибок, которых можно было избежать, лишь продлевает срок ожидания решения по такому важному для будущих родителей и усыновляемых детей вопросу.

В 2017 г. имел место единственный случай отмены усыновления. Заявителем выступал заместитель прокурора Волгоградской области, действовавший в интересах ребенка – гражданина РФ, усыновленного гражданами Италии. Усыновление было отменено в соответствии с п. 1 ст. 141 СК РФ из-за неоднократного избиения ребенка усыновителем и полного равнодушия к этим действиям его супруги.

Усыновление детей – граждан РФ иностранными гражданами или лицами без гражданства допускается только в случаях, если невозможно передать этих детей на воспитание в семьи граждан РФ. Зачастую это дети с тяжелыми заболеваниями, девиантным поведением, дети старшего школьного возраста, которые требуют дорогостоящего лечения, повышенной заботы и внимания к себе.

Изложенный анализ Обзора вселяет определенную уверенность в том, что дети – граждане Российской Федерации, усыновленные иностранцами, гарантированно получат и надлежащее воспитание, и заботу об их здоровье и развитии, а главное – обретут семью, о которой мечтает каждый ребенок, оставшийся без родителей. Ведь именно эти цели преследует институт международного усыновления.

Статья написана по материалам сайтов: www.top-personal.ru, izron.ru, www.advgazeta.ru.

»

Помогла статья? Оцените её
1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars
Загрузка...
Добавить комментарий

Adblock detector