+7 (499) 322-30-47  Москва

+7 (812) 385-59-71  Санкт-Петербург

8 (800) 222-34-18  Остальные регионы

Бесплатная консультация с юристом!

Судебная практика по трудовому праву

Пример № 1. Спор с работодателем о выплате районного коэффициента.

После расторжения трудового договора работник обратился в суд с иском, в котором просил взыскать с ответчика (бывшего работодателя) невыплаченную заработную плату (районный коэффициент 20 %), компенсацию морального вреда и проценты за пользование денежными средствами.

Иск мотивировал тем, что работал в организации ответчика в должности директора филиала. После увольнения он попросил выдать ему расчетный листок, из которого он узнал, что на его фактическую заработную плату, состоявшую из оклада и премий, не начислялся районный коэффициент 1,2. Подал письменную претензию, на которую получил от работодателя отказ со ссылкой на то, что районный коэффициент выплачивался – был включен в премии сотрудника.

Пример № 2. Спор с компанией об оспаривании дисциплинарного взыскания.

К нам обратилась крупная оптово-розничная компания с просьбой представлять их интересы по трудовому спору в Кировском районном суде г. Новосибирска. Мотивировали тем, что местному юридическому подразделению компании доверить такой спор не могут по причине отсутствия юристов, специализирующихся на трудовых спорах, а юриста из головного офиса направлять нет возможности.

Суть спора состояла в том, что сотрудник компании не проконсультировал должным образом клиента магазина и помог ему в выборе товара. Клиенту такое отношение не понравилось настолько, что он оставил письменную жалобу в книге жалоб и предложений магазина. В компании было проведено внутреннее расследование, по результатам которого к виновному сотруднику было применено дисциплинарное взыскание в виде выговора.

Работник, не согласившись как с самим фактом совершения проступка, так и с порядком привлечения к дисциплинарной ответственности, обратился с иском в суд об отмене дисциплинарного взыскания и признании приказа о наложении взыскания незаконным.

Юристами нашей компании была разработана правовая позиция по делу, подготовлены и представлены в суд все необходимые доказательства, обеспечены свидетели, в том числе удалось установить и убедить в необходимости явится в суд непосредственно покупателя, оставившего жалобу. По результатам трех судебных заседаний судом 09.08.2016 г. было принято решение о полном отказе в удовлетворении требований работника.

Пример № 3. Спор с компанией об изменении формулировки увольнения, взыскании невыплаченной премии и компенсации морального вреда.

Сотрудник крупной производственной компании, имея дисциплинарное взыскание, наложенное приказом от 01.04.2014, которое не снято и не погашено, вновь допустил нарушение трудовой дисциплины без уважительных причин, за что на него было вновь наложено дисциплинарное взыскание с последующим увольнением. Не согласившись с самим фактом совершения дисциплинарного проступка работник обратился с иском в суд.

Наши юристы, сопровождая данное дело со стороны работодателя, осуществляли непосредственную правовую помощь отделу кадров на предмет правильного составления документов и соблюдения установленного трудовым законодательством процесса наложения дисциплинарных взысканий и последующего прекращения трудового договора с сотрудником.

В ходе судебного разбирательства в Новосибирском районном суде Новосибирской области были представлены возражения на исковые требования работника, представлены соответствующие доказательства. Суд подробно исследовал весь процесс наложения и применения дисциплинарных взысканий к работнику, нарушений не усмотрел. 06.10.2014 г. судом постановлено решение о полном отказе в удовлетворении заявленных требований.

Работник с решением суда был не согласен и подал апелляционную жалобу в Новосибирский областной суд, в которой просил отменить состоявшееся решение по делу. Нами были представлены доводы против удовлетворения жалобы, а также даны пояснения в суде при рассмотрении жалобы. Решением суда апелляционной инстанции от 23.12.2014 г. жалоба работника оставлена без удовлетворения.

Судебная практика по трудовому праву

Обобщение по делам, возникающим из трудовых правоотношений (подготовлено судьей Московского областного суда Т.А. Петровой)

В приведенном ниже Обобщении судебной практики сделаны следующие выводы:

Защита трудовых прав иностранного работника

Нарушение работодателем трудового законодательства при заключении трудового договора с иностранным работником (привлечение к трудовой деятельности при отсутствии разрешения на работу) не может служить основанием для отказа в защите трудовых прав этого работника, поскольку факт наличия между сторонами трудовых отношений установлен судом; Р. фактически была допущена к исполнению трудовых обязанностей по вакантной должности диспетчера, исполняла эти обязанности, подчиняясь правилам трудового распорядка, действующим в ООО, получала плату за свой труд

Учет тяжести проступка работника

Работодатель не представил в суд доказательства, свидетельствующие о том, что при наложении взыскания учитывались тяжесть этого проступка, обстоятельства, при которых он был совершен, предшествующее поведение работника, его отношение к труду. Поскольку такие доказательства при рассмотрении дела суду не были представлены, Президиум посчитал, руководствуясь ч. 5 ст. 192 ТК РФ, что наложение дисциплинарного взыскания законным признано быть не может

Изменение судом формулировки увольнения

Поскольку истец в связи с подачей заявления о досрочном расторжении договора на основании ст. 280 ТК РФ подлежал увольнению, однако не на основании п. 9 ст. 81 ТК РФ, которое признано незаконным, а на основании ст. 280 ТК РФ, суд должен был в силу ч. 5 ст. 394 ТК РФ изменить формулировку основания увольнения и указать в решении основание и причины увольнения в точном соответствии с обстоятельствами, которые имели место в действительности, и со ссылкой на соответствующую статью Кодекса

Взыскание среднего заработка из-за неправильной формулировки увольнения

Средний заработок за период с момента увольнения по день вынесения решения подлежал взысканию в том случае, если было бы доказано, что неправильная формулировка основания и/или причины увольнения препятствовали поступлению гражданина на другую работу, что предусматривают положения ч. 8 ст. 394 ТК РФ

Нет препятствий для отпуска при наличия листка нетрудоспособности

Наличие листка нетрудоспособности, сокращение должности истицы не являются препятствием для предоставления отпуска, поскольку на момент обращения истица не была уволена и вправе была подать заявление о предоставлении отпуска по уходу за ребенком, даже имея листок нетрудоспособности, и в этом случае не подлежала увольнению в силу ст. 81 ТК РФ.

ОБОБЩЕНИЕ
ПО ДЕЛАМ, ВОЗНИКАЮЩИМ ИЗ ТРУДОВЫХ ПРАВООТНОШЕНИЙ

Согласно статье 37 Конституции РФ труд свободен. Каждый имеет право свободно распоряжаться своими способностями к труду, выбирать род деятельности и профессию, а также право на защиту от безработицы. Из названных конституционных положений, как неоднократно отмечал Конституционный Суд РФ в своих решениях, не вытекает, однако, ни субъективное право человека занимать определенную должность, выполнять конкретную работу в соответствии с избранными им родом деятельности и профессией. Также не вытекает обязанность кого бы то ни было такую работу или должность ему предоставить — свобода труда в сфере трудовых отношений проявляется прежде всего в договорном характере труда, в свободе трудового договора.

Положения статьи 37 Конституции Российской Федерации, обусловливая свободу трудового договора, право работника и работодателя по соглашению решать вопросы, связанные с возникновением, изменением и прекращением трудовых отношений, предопределяют вместе с тем обязанность государства обеспечивать справедливые условия найма и увольнения, в том числе надлежащую защиту прав и законных интересов работника как экономически более слабой стороны в трудовом правоотношении.

Статья 16 Трудового кодекса Российской Федерации к основаниям возникновения трудовых отношений между работником и работодателем относит фактическое допущение работника к работе с ведома или по поручению работодателя или его представителя в случае, когда трудовой договор не был надлежащим образом оформлен. Данная норма представляет собой дополнительную гарантию для работников, приступивших к работе с разрешения уполномоченного должностного лица без заключения трудового договора в письменной форме, и призвана устранить неопределенность правового положения таких работников.

Такой допуск гражданина к работе является юридическим фактом, служащим основанием для возникновения между работодателем и работником трудовых отношений и соответственно обстоятельством, имеющим значение при рассмотрении споров, связанных с возложением на работодателя обязанности заключить с работником письменный трудовой договор, восстановлением его на работе.

Судебная практика Президиума МОС показывает, что суды испытывают значительные трудности при разрешении данной категории споров в том случае, когда к трудовой деятельности в Российской Федерации привлекается иностранный гражданин или лицо без гражданства при отсутствии у этих лиц разрешения на работу.

Так, Президиумом МОС была удовлетворена надзорная жалоба гражданки Р. на определение судебной коллегии по гражданским делам, которым было отменено решение Звенигородского городского суда об удовлетворении требований Р. к ООО Звенигородская санитарная очистка» о восстановлении на работе, взыскании заработной платы за время вынужденного прогула, компенсации морального вреда.

Разрешая спор, суд первой инстанции установил, что Р., являясь гражданкой Молдовы, обратилась в ООО «Звенигородская санитарная очистка» по поводу трудоустройства.

Указывая на невозможность заключения с истицей трудового договора ввиду отсутствия у нее разрешения на работу, а у ответчика разрешения на использование иностранной рабочей силы, ей было предложено ознакомиться с характером будущей работы, правильным заполнением документов, в связи с чем она с ведома работодателя по поручению уполномоченного лица — заместителя генерального директора общества была допущена к исполнению обязанностей диспетчера и выполняла эти обязанности до прекращения трудовых отношений. До оспариваемого увольнения истица обращалась к работодателю с просьбой оформить трудовой договор в соответствии с требованиями закона, поскольку к этому моменту уже являлась гражданкой Российской Федерации и находилась в состоянии беременности. Однако без объяснения причин ответчик трудовой договор оформить отказался, к работе истицу больше не допустил, а на вакантную должность диспетчера принял другого работника.

Установив, что истица фактически была допущена к исполнению обязанностей диспетчера с ведома работодателя, суд пришел к выводу о возникновении между сторонами трудовых отношений и удовлетворил заявленные требования.

Судебная коллегия с выводом суда не согласилась и приняла новое решение, которым в удовлетворении требований Р. отказала.

Отменяя определение судебной коллегии, Президиум указал, что нарушение работодателем трудового законодательства при заключении трудового договора с иностранным работником (привлечение к трудовой деятельности при отсутствии разрешения на работу) не может служить основанием для отказа в защите трудовых прав этого работника, поскольку факт наличия между сторонами трудовых отношений установлен судом; Р. фактически была допущена к исполнению трудовых обязанностей по вакантной должности диспетчера, исполняла эти обязанности, подчиняясь правилам трудового распорядка, действующим в ООО, получала плату за свой труд.

Президиум посчитал не основанным на материалах дела и вывод суда кассационной инстанции о том, что Р. была допущена к работе неуполномоченным лицом — заместителем генерального директора, поскольку в судебном заседании генеральный директор ООО «Звенигородская санитарная очистка» не отрицал, что знакомил истицу с характером предстоящей работы.

При указанных обстоятельствах Президиум отменил определение судебной коллегии и оставил в силе решение суда первой инстанции.

Судам также следует учитывать, что возможный круг лиц, наделенных представительскими правомочиями при оформлении трудовых отношений с работником, определен в постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 17 марта 2004 года N 2 «О применении судами Российской Федерации Трудового кодекса Российской Федерации», в п. 12 которого отмечено, что представителем работодателя «является лицо, которое в соответствии с законом, иными нормативными правовыми актами, учредительными документами юридического лица (организации) либо локальными нормативными актами или в силу заключенного с этим лицом трудового договора наделено полномочиями по найму работников, поскольку именно в этом случае при фактическом допущении работника к работе с ведома или по поручению такого лица возникают трудовые отношения».

Несмотря на то, что дела об оспаривании дисциплинарных взысканий и споры о восстановлении на работе не являются новыми для судебной практики, при разрешении указанной категории дел судами допускается нарушение вытекающих из статей 1, 2, 15, 17, 18, 19, 54 и 55 Конституции РФ и признаваемых Российской Федерацией как правовым государством общих принципов юридической, а следовательно, и дисциплинарной ответственности, таких, как справедливость, равенство, соразмерность, вина, гуманизм.

Ошибки, допускаемые судами при рассмотрении данной категории дел, обусловлены изменением трудового законодательства.

Ранее норма трудового права, в частности ст. 135 (ч. 3) КЗоТ 1971 года, закрепляла положение об обязанности администрации предприятия, учреждения, организации учитывать при наложении дисциплинарного взыскания тяжесть проступка, причиненный им вред, обстоятельства, при которых он совершен, а также предшествующую работу лица (рабочего или служащего), совершившего дисциплинарный проступок.

Это интересно:  Общие правила промышленной безопасности

В Трудовом кодексе РФ в редакции от 30 декабря 2001 года указанная норма отсутствовала. Восполняя пробел в законодательстве, постановление Пленума Верховного Суда РФ от 17 марта 2004 года N 2 (п. 53) разъясняло, что работодателю необходимо представить доказательства, свидетельствующие не только о том, что работник совершил дисциплинарный проступок, но и о том, что при наложении взыскания учитывались тяжесть этого проступка, обстоятельства, при которых он был совершен, предшествующее поведение работника, его отношение к труду.

Норма части 3 ст. 135 КЗоТ восстановлена Федеральным законом от 30 июня 2006 года N 90-ФЗ «О внесении изменений в Трудовой кодекс Российской Федерации» путем введения части 5 ст. 192 ТК РФ, согласно которой при наложении дисциплинарного взыскания должны учитываться тяжесть совершенного проступка и обстоятельства, при которых он был совершен.

Указанные изменения законодательства не учитываются судами, что приводит к судебным ошибкам.

Так, решением Рузского районного суда Московской области отказано в удовлетворении требований гражданки С. к муниципальному учреждению дополнительного образования (детская музыкальная школа) в части восстановления на работе.

Отказывая в удовлетворении требований, суд исходил из того, что истица неоднократно в течение года привлекалась к дисциплинарной ответственности за ненадлежащее исполнение трудовых обязанностей, выразившееся в отказе сдать на проверку индивидуальные планы учащихся, отсутствии на отборочном прослушивании к конкурсу пианистов.

Кроме того, суд указал, что истицей без уважительных причин был пропущен месячный срок для обращения в суд за защитой нарушенного права.

С указанными выводами суда согласилась и судебная коллегия по гражданским делам.

Отменяя состоявшиеся по делу судебные постановления и направляя дело на новое рассмотрение, Президиум указал, что работодатель не представил в суд доказательства, свидетельствующие о том, что при наложении взыскания учитывались тяжесть этого проступка, обстоятельства, при которых он был совершен, предшествующее поведение работника, его отношение к труду. Поскольку такие доказательства при рассмотрении дела суду не были представлены, Президиум посчитал, руководствуясь ч. 5 ст. 192 ТК РФ, что наложение дисциплинарного взыскания законным признано быть не может.

Судом не было учтено, что общий стаж работы С. составляет 29 лет, из них педагогический — 23 года, ответчица к дисциплинарной ответственности ранее не привлекалась, имеет первую квалификационную категорию.

Не согласился Президиум и с выводом суда о пропуске истицей срока на обращение в суд, поскольку судом не было принято во внимание, что истица обратилась в суд незамедлительно после получения ответа на свое обращение по данному вопросу из Государственной инспекции труда в Московской области.

Указанные обстоятельства, имеющие значение для разрешения дела, судом учтены не были.

Приведенный пример показывает, что выяснение обстоятельств, а также степени вины работника при совершении проступка является гарантией от необоснованного привлечения работника к дисциплинарной ответственности.

При этом на работодателе лежит обязанность не только доказать факт совершения проступка, но и представить доказательства того, что при применении взыскания им учтена тяжесть проступка и обстоятельства, при которых он был совершен (ст. 192 ТК РФ). Важен учет предшествующего поведения работника, его отношение к труду в целом.

Наложение дисциплинарного взыскания без учета тяжести проступка и степени вины работника является основанием для снятия дисциплинарного взыскания с работника, восстановления работника на работе (п. 53 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 17 марта 2004 года N 2 «О применении судами Российской Федерации Трудового кодекса Российской Федерации»).

Таким образом, в тех случаях, когда работодателем нарушен порядок увольнения работника либо не учтены иные гарантии, установленные законодательством, увольнение признается незаконным.

Незаконным является и увольнение работника при отсутствии оснований для увольнения.

Вместе с тем, если при разрешении спора о восстановлении на работе суд признает, что работодатель имел основания для расторжения договора, но в приказе указал неправильную либо не соответствующую закону формулировку основания и/или причины увольнения, суд в силу ч. 5 ст. 394 ТК РФ обязан изменить ее и указать в решении причину и основание увольнения в точном соответствии с формулировкой Трудового кодекса или иного федерального закона со ссылкой на соответствующую статью, часть статьи, пункт статьи Трудового кодекса или иного федерального закона исходя из фактических обстоятельств, послуживших основанием для увольнения.

Судебная практика Президиума МОС показывает, что суды допускают ошибки при применении ч. 5 ст. 394 ТК РФ.

Так, Президиумом МОС была удовлетворена надзорная жалоба ООО «Энергоинжмаш» на решение Видновского городского суда Московской области от 14 июля 2008 года, которым было признано незаконным увольнение гражданина К. — генерального директора общества «Энергоинжмаш» по п. 9 ст. 81 ТК РФ.

Разрешая спор, суд пришел к выводу об отсутствии оснований, предусмотренных п. 9 ст. 81 ТК РФ (принятие необоснованного решения руководителем организации, повлекшего за собой нарушение сохранности имущества, неправомерное его использование или иной ущерб имуществу организации), для увольнения гражданина К.

С данным выводом суда согласилась и судебная коллегия по гражданским делам Московского областного суда.

Президиум Московского областного суда также нашел указанные выводы суда правильными.

Вместе с тем Президиум указал, что суд не учел, что 11 февраля 2008 года на внеочередном собрании участников ООО было принято решение о досрочном прекращении полномочий генерального директора К. и расторжении с ним трудового договора.

11 марта 2008 года на внеочередном общем собрании участников решение от 11 февраля 2008 года было пересмотрено и принято новое — о расторжении договора с К. по п. 9 ст. 81 ТК РФ. Решение общего собрания от 11 марта 2008 года принято в период болезни истца.

Вместе с тем еще 12 февраля 2008 года К. подал заявление о досрочном расторжении трудового договора на основании ст. 280 ТК РФ.

24 марта 2008 года истец получил трудовую книжку с записью об увольнении по п. 9 ст. 81 ТК РФ.

Поскольку истец в связи с подачей заявления о досрочном расторжении договора на основании ст. 280 ТК РФ подлежал увольнению, однако не на основании п. 9 ст. 81 ТК РФ, которое признано незаконным, а на основании ст. 280 ТК РФ, суд должен был в силу ч. 5 ст. 394 ТК РФ изменить формулировку основания увольнения и указать в решении основание и причины увольнения в точном соответствии с обстоятельствами, которые имели место в действительности, и со ссылкой на соответствующую статью Кодекса, указав дату увольнения с 24 марта 2008 года.

Однако суд, признав увольнение незаконным, руководствуясь ч. 7 ст. 394 ТК РФ, изменил формулировку основания увольнения, а также дату увольнения с 24 марта 2008 года на дату вынесения решения судом — 14 июля 2008 года.

Вывод суда об изменении даты увольнения Президиум признал не соответствующим ч. 5 ст. 394 ТК РФ, поскольку суд установил, что истец подлежал увольнению с работы, однако основания увольнения закону не соответствовали, в этой связи дата увольнения не подлежала изменению.

Поскольку дата увольнения К. не подлежала изменению, суд был также не вправе взыскивать средний заработок за время вынужденного прогула за период с 24 марта 2008 года по день вынесения решения — 14 июля 2008 года.

Средний заработок за период с момента увольнения по день вынесения решения подлежал взысканию в том случае, если было бы доказано, что неправильная формулировка основания и/или причины увольнения препятствовали поступлению гражданина на другую работу, что предусматривают положения ч. 8 ст. 394 ТК РФ.

Таким образом, при рассмотрении данного дела суд, применив ч. 7 ст. 394 ТК РФ вместо ч. 5 ст. 394 ТК РФ к возникшим правоотношениям, неправильно осуществил выбор нормы права, подлежащей применению.

Допущенные судом нарушения норм материального права являются существенными и привели к отмене состоявшихся по делу судебных постановлений в части и принятию нового решения об отказе в удовлетворении требований о взыскании заработка за время вынужденного прогула.

В соответствии со ст. 38 (ч. 1 и 2) Конституции Российской Федерации материнство и детство, семья находятся под защитой государства; забота о детях, их воспитание — равное право и обязанность родителей. Конституционное право на воспитание детей одним из родителей реализуется при предоставлении отпуска по уходу за ребенком до достижения им возраста трех лет. Данному праву корреспондирует обязанность работодателя по предоставлению отпуска по уходу за ребенком до достижения им возраста трех лет.

В соответствии с частью 2 статьи 256 ТК РФ отпуск по уходу за ребенком в возрасте до трех лет может быть также предоставлен отцу ребенка, бабушке, деду и любому другому родственнику, фактически осуществляющему уход за ребенком.

Судебная практика Президиума показывает, что при рассмотрении данной категории споров судами неправильно определяются обстоятельства, имеющие значение для разрешения дела, что влечет отмену судебных постановлений.

Решением Павлово-Посадского городского суда были удовлетворены исковые требования гражданки И. к администрации городского округа Электрогорск, ответчик обязан судом предоставить И. отпуск по уходу за внучкой А. 2008 года рождения до достижения ребенком возраста трех лет.

Отменяя решение суда, судебная коллегия указала, что истица длительное время имеет листок нетрудоспособности, а поэтому не имеет возможности постоянно осуществлять уход за ребенком. Должность истицы ответчиком сокращена, она подлежит увольнению после выхода на работу. В этой связи судебная коллегия пришла к выводу о том, что отпуск истице не должен предоставляться.

Удовлетворяя надзорную жалобу И. и отменяя определение судебной коллегии с оставлением в силе решения суда, Президиум указал, что наличие листка нетрудоспособности, сокращение должности истицы не являются препятствием для предоставления отпуска, поскольку на момент обращения истица не была уволена и вправе была подать заявление о предоставлении отпуска по уходу за ребенком, даже имея листок нетрудоспособности, и в этом случае не подлежала увольнению в силу ст. 81 ТК РФ.

Таким образом, приведенный пример позволяет констатировать, что судебная коллегия ограничила права истицы условиями, которые не были предусмотрены законом как основания для отказа в предоставлении отпуска, в этой связи истица была незаконно лишена гарантий, предусмотренных Трудовым кодексом РФ.

Подготовлено судьей
Московского областного суда
Т.А. Петровой

Анализ судебной практики по делам, связанным с нарушением трудовых прав при увольнении беременных женщин

Количество трудовых споров, рассматриваемых судами Российской Федерации, зависит от ситуации в экономике страны в целом и на рынке занятости в частности.

В период с 2005 по 2008 год количество обращений россиян в суды с исками по категории трудовых споров снижалось ежегодно примерно на 30 %. Но в период обострения кризиса число жалоб возросло в два раза. В кризисные, 2008–2009 годы в судах было рассмотрено 1,1 млн жалоб россиян на сокращение или невыплату заработной платы, а также на необоснованные увольнения 1 .

В 2011 году число трудовых споров сократилось на 17 %. В своем докладе Председатель Верховного Суда В. М. Лебедев указывает на то, что роль судов заключается в защите и восстановлении прав работников на труд и достойную оплату труда, на безопасные условия труда, на повышение уровня социальной защиты как работающих граждан, так и пенсионеров. Вместе с тем, по мнению В. М. Лебедева, одна из причин возникновения трудовых споров — недостаточное правовое обеспечение трудовых отношений и оплаты труда 2 .

Из общего числа рассмотренных трудовых споров представляется интересным обратить внимание на судебные дела, связанные с нарушением трудовых прав женщин. Анализ судебной практики показывает, что большинство дел связано с нарушением прав беременных женщин и женщин, имеющих детей.

Казалось бы, данная категория лиц — участниц трудовых отношений, достаточно защищена государством: законодательство о труде четко регламентирует порядок предоставления гарантий при заключении и расторжении трудового договора, право на необходимые отпуска, рабочее время, переводы на другую работу. Подобная детальная регламентация труда женщин, преследующая в первую очередь превентивные цели — недопущение возникновения разночтений в норме трудового законодательства в будущем, на сегодняшний день порождает спорные ситуации, что приводит к обращению женщин в суд с целью отстоять свои трудовые права.

Это интересно:  Новые правила предоставления отпуска в 2019 году

По сути заявленных и рассмотренных споров, связанных с нарушением прав женщин, выявлены следующие характерные спорные моменты и практика их разрешения. Основное количество спорных ситуаций вызывают статьи законодательства о труде, в частности ТК РФ, связанные с процедурой увольнения беременной работницы.

Конституционный Суд Российской Федерации подчеркнул, что статья 261 Трудового кодекса РФ (далее — ТК РФ) носит гарантийный характер и не может рассматриваться как нарушающая конституционные права заявительницы (Конституционный Суд РФ, определение от 13 октября 2009 г. № 1072-О-О).

Согласно ч. 1 ст. 261 ТК РФ расторжения трудового договора по инициативе работодателя с беременными женщинами не допускается, за исключением случаев ликвидации организации либо прекращения деятельности индивидуальным предпринимателем. Истица в своем заявлении настаивала на том, что данное положение закона содержит неопределенность относительно периода предоставления гарантий защиты от увольнения. На что Конституционный Суд РФ в своем определении обратил внимание, указав, что вопрос об установлении факта беременности и момента, начиная с которого работнице должны предоставляться гарантии, закрепленные данной нормой, связан с исследованием фактических обстоятельств конкретного дела. Помимо этого, оспариваемое положение ТК РФ не ограничивает полностью в правах работодателя, желающего уволить недобросовестную работницу, даже если в отношении нее установлен факт беременности.

Конституционный Суд Российской Федерации признал, что интересы работодателя не нарушаются запретом, установленным ст. 261 ТК РФ, так как действие запрета существенно ограничено по времени и работодатель, реализуя свою компетенцию по принятию кадровых решений, вправе применить к беременной женщине иные, помимо увольнения, дисциплинарные взыскания в случае совершения женщиной дисциплинарного проступка (Конституционный Суд РФ, определение от 4 ноября 2004 г. № 343 О).

Гражданка обратилась в суд с иском о восстановлении на работе и выплате заработной платы за время вынужденного прогула, так как, будучи беременной, была уволена с работы. Суд установил, что истица отсутствовала на работе в течение пяти дней без предоставления работодателю больничного листа и вследствие этого была уволена за прогул. Повышенная защита законодателем беременных женщин направлена прежде всего на предупреждение совершения дискриминационных действий со стороны недобросовестных работодателей, стремящихся избежать предоставления отпусков по беременности и родам, отпусков по уходу за ребенком. Конституция Российской Федерации, гарантируя свободу экономической деятельности, предоставляет работодателю полномочия по управлению своим имуществом и принятию необходимых кадровых решений. Соответственно, работодатель может по своему усмотрению применять дисциплинарные взыскания к беременной женщине, совершившей дисциплинарный проступок, и норма, содержащаяся в ч. 1 ст. 261 ТК РФ, не может рассматриваться как устанавливающая несоразмерное ограничение прав работодателей, гарантированных Конституцией РФ.

Предоставляя определенные гарантии, трудовые льготы беременным женщинам, законодатель требует соблюдать общеправовой принцип недопустимости злоупотребления своими правами со стороны работников. Например, если женщина скрыла от работодателя факт беременности и работодатель при увольнении добросовестно заблуждался относительно состояния работницы, то вполне возможно признание увольнения законным.

Пленум Верховного Суда Российской Федерации определяет, что при рассмотрении дел о восстановлении на работе следует иметь в виду, что при реализации гарантий, предоставляемых трудовым законодательством, в случае расторжения трудового договора должен соблюдаться принцип недопустимости злоупотребления правом (Пленум Верховного Суда РФ, постановление от 17 марта 2004 г. № 2 (в ред. от 28 сентября 2010 г. № 22).

В частности, в п. 27 постановления злоупотребление правом определяется как сокрытие работником временной нетрудоспособности на момент увольнения с работы либо того обстоятельства, что работник является членом профессионального союза или руководителем (его заместителем) выборного профсоюзного коллегиального органа организации, структурных подразделений организации (не ниже цеховых и приравненных к ним), не освобожденным от основной работы, когда решение вопроса об увольнении должно производиться с соблюдением процедуры учета мотивированного мнения выборного профсоюзного органа организации либо, соответственно, с предварительного согласия вышестоящего выборного профсоюзного органа.

При установлении судом факта злоупотребления работником правом — в удовлетворении иска о восстановлении на работе может быть отказано, поскольку работодатель не должен отвечать за неблагоприятные последствия, наступившие вследствие недобросовестных действий работника.

Этим же постановлением разъясняется вопрос увольнения женщины, беременность которой на период рассмотрения дела в суде не сохранилась. Ранее, исходя из существовавшей судебной практики, иск о восстановлении на работе женщины, трудовой договор с которой был расторгнут по инициативе администрации в период, когда эта женщина была беременна, подлежал удовлетворению независимо от того, было ли работодателю известно о беременности и сохранилась ли беременность на время рассмотрения дела (Постановление Пленума ВС РСФСР от 25 декабря 1990 г. № 6 «О некоторых вопросах, возникающих при применении судами законодательства, регулирующего труд женщин»). Статья 261 ТК РФ предусматривает, что в случае истечения срочного трудового договора в период беременности женщины работодатель обязан по письменному заявлению женщины и при представлении медицинской справки, подтверждающей факт беременности, продлить срок действия трудового договора до родов.

В пункте 60 постановления Пленума Верховного Суда РФ, действующего в настоящее время, указывается, что, если работник, с которым заключен срочный трудовой договор, был незаконно уволен с работы до истечения срока договора, суд восстанавливает работника на прежней работе. Если же на день рассмотрения спора судом срок трудового договора уже истек, суд признает увольнение незаконным, изменяет дату увольнения и формулировку основания увольнения на увольнение по истечении срока трудового договора. Таким образом, в компетенцию суда в данной ситуации входит лишь изменение даты увольнения. Когда у работницы возникает право на отпуск по беременности и родам, следует только корректировать дату увольнения, а если данное право еще не возникло, то возлагать на работодателя обязанность одновременно с восстановлением на работе продлить действие срока договора до наступления данного права.

Допуская увольнение беременной работницы по инициативе работодателя только при ликвидации организации (прекращении статуса индивидуального предпринимателя), законодательство о труде обязывает работодателя соблюдать в отношении уволенной действие всех гарантий и компенсаций. В частности, работодатель обязан выплатить беременной женщине выходное пособие в размере среднего месячного заработка, а также сохранить за работницей средний месячный заработок на период трудоустройства, но не свыше двух месяцев со дня увольнения (с зачетом выходного пособия).

Решением Фрунзенского районного суда города Санкт-Петербурга были удовлетворены требования истицы о взыскании пособия по беременности и родам, ежемесячное пособие по уходу за ребенком до полутора лет.

Истица обратилась в суд с иском о взыскании пособия по беременности и родам, а также ежемесячного пособия по уходу за ребенком до полутора лет, указав, что работодатель был уведомлен о предоставлении истице отпуска по беременности и родам, в доказательство чего приложила листок временной нетрудоспособности. Однако ответа на заявление от работодателя не последовало, пособие не выплачивалось. Во избежание утраты листка истица забрала его из бухгалтерии, так как он оставался там без движения. В ходе проведенной прокурорской проверки было установлено, что истица не уволена с занимаемой должности. Согласно п. 2 ст. 12 ФЗ «Об обеспечении пособиями по временной нетрудоспособности, по беременности и родам граждан, подлежащих обязательному социальному страхованию» № 255-ФЗ от 29.12.2006 пособие по беременности и родам назначается, если обращение за пособием последовало не позднее шести месяцев со дня окончания отпуска беременности и родам. Данный срок был пропущен, но истицей представлены доказательства того, что она пыталась своевременно в соответствии с действующим законодательством обратиться к ответчику с заявлением о предоставлении ей отпуска и назначении пособия по беременности и родам, однако по независящим от истицы причинам данные документы не были приняты ответчиком.

Также истица повторно направила ответчику заявление о предоставлении отпуска по беременности и родам и заявление о предоставлении отпуска по уходу за ребенком до полутора лет, в связи с чем суд нашел причины пропуска шестимесячного срока для обращения за пособием уважительными, а требования истицы подлежащими удовлетворению.

  1. Верховный Суд: из-за кризиса вдвое выросло число судебных трудовых споров // Фонтанка.ру URL: http://www.fontanka.ru/2010/02/10/126/ (дата обращения: 23.04.2012).
  2. В уголовном законе необходимо конкретизировать различные виды мошенничества // Журнал «Судья». — № 3. — 2012. — Март. URL:http://zhurnalsudya.ru/archive/2012/3/?article=515 (дата обращения: 23.04.2012).

Налоговые проверки становятся жестче. Научитесь защищать себя в онлайн-курсе «Клерка» — «Налоговые проверки. Тактика защиты».

Посмотрите рассказ о курсе от его автора Ивана Кузнецова, налогового эксперта, который раньше работал в ОБЭП.

Заходите, регистрируйтесь и обучайтесь. Обучение полностью дистанционно, выдаем сертификат.

Трудовые споры: нетипичные судебные решения

«Кадровик. ру», 2012, N 8

ТРУДОВЫЕ СПОРЫ: НЕТИПИЧНЫЕ СУДЕБНЫЕ РЕШЕНИЯ

Любой трудовой спор заканчивается либо мировым соглашением сторон, либо вынесением судебного решения. В большинстве случаев доказательная база и сложившаяся практика позволяют предсказать исход дела еще на этапе его рассмотрения. Однако встречаются и необычные решения — их спрогнозировать вряд ли удастся.

По сути, трудовые споры очень похожи друг на друга: одинаковы и предмет иска, и виды используемых доказательств. Различны обстоятельства дел и устанавливаемые судом реальные события. Все юристы-практики уже привыкли к тому, что и судебные решения в основном типичны и предсказуемы. Все зависит только от объема и качества доказательной базы, представляемой сторонами. Однако на практике встречаются и весьма необычные решения судов, которые типичными никак не назовешь.

Увольнение по специфичным основаниям

Увольнение по «нереабилитирующим» основаниям, предусмотренным ст. 81 Трудового кодекса Российской Федерации (например, за дисциплинарные проступки), предполагает следующие действия:

— применение к работнику наказания (собственно, самой строгой мерой и будет увольнение);

— взыскание ущерба с провинившегося.

Например, сотрудник растратил имущество предприятия. Его собираются уволить по п. 7 ч. 1 ст. 81 ТК РФ как утратившего доверие и к тому же в судебном порядке требуют взыскать с работника материальный ущерб. Правда, работодатели не всегда используют право на возмещение убытка, данное ст. 240 ТК РФ. Самые распространенные причины — незначительность ущерба либо явные ошибки, допущенные при определении объема урона. Бывают и такие случаи: доказательная база в наличии, вина сотрудника очевидна, а работодатель никаких требований к нему не предъявляет — лишь ограничивается увольнением по «некрасивой» статье. Но такую гуманную позицию работник может не оценить по достоинству — и отправится в суд с иском о признании приказа об увольнении незаконным.

Так, Ф. предъявила иск к ИП «И***» о признании незаконным приказа об увольнении, изменении записи в трудовой книжке о формулировке увольнения, взыскании среднего заработка за время вынужденного прогула, выходного пособия и возмещении морального вреда. Истица сочла основание увольнения незаконным и необоснованным. Суд установил, что Ф. была уволена по п. 7 ч. 1 ст. 81 ТК РФ в связи с утратой доверия. Причиной для увольнения послужили результаты ревизии, проведенной работодателем в связи с планируемыми организационными мероприятиями.

Суд, изучив материалы дела, пришел к выводу о том, что ревизия в точности соответствовала требованиям нормативных актов. Истице была предоставлена возможность участвовать в этой процедуре и дать объяснения. Суд, принимая решение, указал, что трудовое законодательство не устанавливает формы вины работника при совершении проступка, дающего основание для увольнения по п. 7 ч. 1 ст. 81 ТК РФ.

Аналогия с уголовным или административным законодательством в трудовых правоотношениях не предусмотрена. Истица действительно не была привлечена к уголовной или административной ответственности за хищение или умышленное уничтожение имущества, находившегося в магазине и вверенного ей. Однако она и другие члены коллектива совершили иные виновные действия, являющиеся достаточными для утраты доверия к каждому из них.

Поведение Ф. как в ходе ревизии, так и после ознакомления с ее результатами несомненно и обоснованно вызвало к ней наибольшее недоверие. То обстоятельство, что из коллектива магазина уволена была только Ф., никакого правового значения не имеет. Расторжение договора по указанному основанию — это право, а не обязанность работодателя, который наделен полномочиями самостоятельно решать, кого увольнять и делать ли это вообще. На основании изложенного суд не удовлетворил иск Ф. (Решение Красненского районного суда Белгородской области по делу N 2-34/2012) . Обратите внимание: при отсутствии дела о взыскании материального ущерба или о привлечении материально ответственных лиц к уголовной ответственности возник спор по поводу основания увольнения.

Это интересно:  Правовое регулирование трудовых отношений

Источник — Красненский районный суд Белгородской области: krasnensky. blg. sudrf. ru/modules. php? name=bsr&op=print_text&cl-1& >

Приведем еще один пример трудового спора при аналогичных обстоятельствах. Однако в этом случае суд принял. прямо противоположное решение. К. обратился с иском к ЗАО «Б***» о восстановлении на работе, взыскании заработной платы за время вынужденного прогула и компенсации морального вреда. В обоснование иска указал, что работал в должности менеджера автозаправочного комплекса (АЗК), был уволен с должности по п. 7 ч. 1 ст. 81 ТК РФ (совершение виновных действий работником, непосредственно обслуживающим денежные или товарные ценности, если эти действия дают основания для утраты доверия к нему со стороны работодателя). Увольнение К. считал незаконным, поскольку в его обязанности не входило непосредственное обслуживание денежных или товарных ценностей и его вины в недостаче не было.

Суд, удовлетворяя требования истца, исходил из разъяснений, данных в п. 45 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 17.03.2004 N 2: обязательным условием увольнения по данному основанию является тот факт, что работником совершены такие виновные действия, которые дают работодателю основание для утраты доверия к нему. Основанием для утраты доверия должен послужить конкретный факт совершения работником виновных действий, подтвержденный каким-либо письменным доказательством. Увольнение работника в связи с утратой доверия должно быть основано на событиях, а не на подозрении. Работники, несущие бригадную материальную ответственность, не могут быть уволены с работы в связи с утратой доверия, если виновники причиненного ущерба не установлены. Ответчик не представил доказательств того, что материальный ущерб причинен по вине истца. Проанализировав должностную инструкцию, суд пришел к выводу, что менеджер АЗК не связан непосредственно с обслуживанием материальных ценностей, в связи с чем не мог быть уволен по п. 7 ч. 1 ст. 81 ТК РФ (Решение Советского районного суда г. Брянска от 10.08.2009; Кассационное определение Брянского областного суда от 24.09.2009) .

Источник — Брянский областной суд: oblsud. brj. sudrf. ru/modules. php? name=docum_sud& >

Суд пришел к выводу, что недоказанность виновных действий не позволяет уволить сотрудника в связи с утратой доверия. Вывод суда о том, что работник не имел дела с материальными ценностями, основывался только на его должностной инструкции, а не договоре о полной материальной ответственности и фактических обстоятельствах дела.

Взыскание материального ущерба

Среди трудовых споров, рассматриваемых в суде, дела о взыскании ущерба с материально ответственных лиц занимают весомую долю. Если между сторонами не заключен договор о полной материальной ответственности, суд обычно принимает решение о частичном взыскании с работника суммы ущерба в размере среднего заработка в соответствии со ст. 241 ТК РФ. Иногда в возмещении урона и вовсе отказывают — если невозможно подтвердить сумму ущерба или подтвердить, что работодатель обеспечил сохранность материальных ценностей (ст. 239 ТК РФ). Однако в редких случаях, когда и размер ущерба, и круг материально ответственных лиц установлены, работодателю все же отказывают даже в частичном удовлетворении требований. Происходит это из-за недочетов, напрямую не влияющих на выводы по делу.

Так, ИП Б. обратился в суд с иском к А. и Т. о возмещении материального ущерба. В обоснование иска указал, что ответчики работали у него в магазине продавцами. В ходе ревизии была выявлена недостача. Суд установил, что ответчики были единственными продавцами (и, соответственно, материально ответственными лицами) в магазине. При передаче друг другу товара А. и Т. учета не вели. Когда и почему образовалась недостача — неизвестно. Ревизия была проведена с нарушением требований Методических указаний по инвентаризации имущества и финансовых обязательств, утв. Приказом Минфина России от 13.06.1995 N 49.

Источник — Абаканский городской суд (Республика Хакасия): abakansky. hak. sudrf. ru/modules. php? name=bsr&op=detailed_card&srv_num=5& >

Компенсация морального вреда

Работники уже привыкли к тому, что они, как и граждане-потребители, практически всегда правы. Основания для такой уверенности дает и сложившаяся судебная практика. В большинстве случаев, добиваясь восстановления на работе, признания незаконными приказов об увольнении, обиженные сотрудники просят возместить им непоправимый моральный вред. Однако иногда иск о взыскании морального ущерба подается уже после того, как судебное решение вынесено, — просто потому, что работник забыл включить данное требование в основное исковое заявление. Ситуация усложняется тем, что к этому моменту конфликт сторон трудового договора уже может быть исчерпан.

Источник — Саратовский областной суд: oblsud. sar. sudrf. ru/modules. php? name=bsr&op=show_text&srv_num=1& >

Как видно из этого Решения, основной предмет спора к моменту рассмотрения требований о взыскании морального вреда уже стал неактуальным. Работодатель признал неправоту своих действий и добровольно восстановил права сотрудника. Но суд счел, что моральный вред работнику должен быть компенсирован, т. к. факт нарушения прав все-таки имел место.

Приведем еще один пример из практики, убедительно доказывающий непримиримую позицию суда по отношению к работодателю-нарушителю. Нарушение прав работника может быть незначительным и пройти для сотрудника без всяких последствий. Однако сам факт такого поведения работодателя предполагает нанесение работнику морального вреда.

Я. обратилась в суд с иском к ответчику ООО «С***» о предоставлении отпуска по уходу за ребенком до достижения им возраста 3 лет, признании незаконными действий по отказу в выдаче копии трудовой книжки и возврату трудовой книжки, компенсации морального вреда. Находясь в отпуске по уходу за ребенком, истица направила работодателю заявление о выдаче ей копии трудовой книжки, указав в качестве цели оформление загранпаспорта. Через несколько месяцев она получила оригинал документа без записей о работе, усомнилась в том, что работодатель продолжает деятельность, и решила обратиться в суд.

Источник — сайт «Судебные решения РФ»: судебныерешения. рф/bsr/case/222186.

Согласно ст. 56 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации каждая сторона должна доказать те обстоятельства, на которые она ссылается как на основания своих требований и возражений, если иное не предусмотрено федеральным законом. Именно данный принцип чаще всего мешает стороне доказать свои требования. Доступ к некоторым доказательствам может быть ограничен. Получить их можно с помощью суда, который наделен соответствующими полномочиями п. 1 ст. 57 ГПК РФ. Правда, бывают ситуации, когда и суд оказывается бессилен. Однако даже при недостатке доказательств стороне удается подтвердить обоснованность требований, а суду — принять правильное решение. Приведем пример из практики.

Л. обратилась с иском к ООО «В***» о заключении трудового договора, внесении записей в трудовую книжку, взыскании задолженности по заработной плате, компенсации морального вреда и судебных расходов. В обоснование своих доводов она указала, что ее трудовые отношения с ответчиком никак не были оформлены, в том числе записями в трудовой книжке. После увольнения истице не был выплачен окончательный расчет (заработная плата за два последних месяца). Истица не смогла представить суду большинство доказательств: ни письменных о том, что она обращалась с просьбой о заключении с ней трудового договора, ни устных — коллеги по работе отказались свидетельствовать на суде, опасаясь давления со стороны руководства. Представители же ответчика в суд не являлись. В защиту истицы выступил свидетель — постоянный покупатель магазина, где Л. работала продавцом. На основании его показаний суд установил, что между истицей и ответчиком трудовые отношения существовали (период был определен исходя из сведений, представленных Л.). Суд выяснил, что трудовой договор с истицей не оформлялся, при прекращении отношений по инициативе работника соответствующие записи о приеме и увольнении в трудовую книжку внесены не были. Учитывая вышеизложенное, суд обязал ООО «В***» внести в трудовую книжку Л. записи о приеме на работу и об увольнении. Поскольку истица не настаивала на своем восстановлении на работе, наличие либо отсутствие при таких обстоятельствах трудового договора, по мнению суда, не нарушало ее прав. В связи с этим суд не удовлетворил соответствующее требование истицы. Что касается выплаты неначисленной зарплаты, основную трудность составило определение размера суммы. Основываться можно было только на показаниях Л. и свидетеля, который и сам пытался устроиться на работу в ООО «В***», но места не получил. Суд обоснованно решил, что доказательств не имеется, однако не мог не удовлетворить требования истицы хотя бы частично, взяв для расчета минимальный размер заработной платы, установленный в субъекте РФ. Таким образом, суд постановил: обязать ООО «В***» внести запись в трудовую книжку, взыскать в пользу Л. заработную плату за испрашиваемый период в размере, рассчитанном исходя из МРОТ в субъекте РФ, а также компенсацию морального вреда (заочное Решение Мытищинского городского суда Московской области от 10.03.2011 по делу N 2-447/11) .

Источник — сайт «Судебные решения РФ»: судебные решения. рф/bsr/case/222186.

Уголовно наказуемое деяние работника

Работник совершает преступление, однако доказательной базы для его привлечения к уголовной ответственности катастрофически не хватает. И работодатель решается прекратить преступные деяния, уволив сотрудника. Однако тот не сдается, решает поспорить и даже. восстановиться на работе. Такая ситуация могла бы показаться выдуманной, если бы не подтверждалась практикой.

Б. обратился в Черкесский городской суд с исковым заявлением к ОФСИН России по Карачаево-Черкесской Республике о восстановлении на работе, признании аттестации незаконной и взыскании заработной платы за время вынужденного прогула. Работника силовых структур, замешанного во многих противозаконных действиях, никак не могли привлечь к ответственности. Дисциплинарные взыскания он оспаривал в суде. Уголовные дела разваливались еще на стадии предварительного следствия. Сложность доказывания не позволяла самим правоохранительным органам хоть как-то «зацепить» работника, по неофициальным данным, потворствовавшего заключенным, которых в силу своих должностных обязанностей должен был, наоборот, охранять и всячески ограничивать в свободе. Работодатель, «накопив» доказательства, уволил сотрудника по п. «к» ст. 58 Положения о службе в органах внутренних дел (за грубое нарушение дисциплины). Суд, рассмотрев все обстоятельства спора, пришел к выводу, что Б., являясь начальником ФГУ ИЗ-9/1 ОФСИН России по Карачаево-Черкесской Республике, допустил грубые нарушения служебной дисциплины, не выполняя требования ФСИН России по противодействию лидерам уголовно-преступной среды, законодательства РФ, должностной инструкции, нормативно-правовых актов, которые регламентируют деятельность следственных изоляторов. Указанные факты были полностью подтверждены в ходе судебного заседания. Суд решил, что совершенные истцом проступки имели место и их совокупность была достаточным основанием для увольнения. Нарушений процедуры аттестации выявлено не было. С учетом вышеизложенного суд пришел к выводу, что Б. был уволен правомочно, в соответствии с требованиями ТК РФ и Положения о службе в органах внутренних дел, поэтому исковые требования истца не удовлетворил (Решение Черкесского городского суда Карачаево-Черкесской Республики) .

Источник — Черкесский городской суд (Карачаево-Черкесская Республика): cherkessky. kchr. sudrf. ru/modules. php? name=bsr&op=detailed_card&srv_num=1& >

Решение по трудовому спору может быть необычным в силу нескольких причин:

— нетипичных обстоятельств спора;

— необычного состава доказательств;

— нестандартных выводов суда при стандартных обстоятельствах дела;

— заявленных работником нетривиальных требований;

— оторванности требований работника от сути конфликта сторон трудового договора;

— чрезмерных требований работника (даже при их обоснованности) и др.

Приведенные примеры из судебной практики — это, конечно же, неполная выборка трудовых споров, по которым суды принимают нестандартные решения. В любом случае ознакомиться с такими решениями полезно и юристам-практикам, и руководителям предприятий. Стоит знать, что нестандартные обстоятельства трудового спора могут значительно повлиять на решение суда.

Статья написана по материалам сайтов: logos-pravo.ru, www.klerk.ru, hr-portal.ru.

»

Помогла статья? Оцените её
1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars
Загрузка...
Добавить комментарий

Adblock detector